Японцы проводили нас в шесть утра Спорт ДЗД ..

Женская сборная России по вольной борьбе побывала в Японии, где потренировалась с национальной командой Страны восходящего солнца. Ведущие спортсменки в самой легкой весовой категории Лориса Ооржак и Любовь Кузьмина рассказали, как японцы реагируют на разбитые головы, сколько стоит картошка в Токио, но, главное, нашли причину, по которой восточные соседи сильнее всех на планете. Лориса Ооржак: Если честно, то я даже не знала, что у нас запланирована такая поездка. Любовь Кузьмина: Нет-нет, об этом объявили еще на московском чемпионате мира. Сразу сказали, что после турнира мы отправимся на сбор в Японию. Только не знали, кто именно поедет. Правда, состав объявили позже. Л. О.: Мне за две недели сказали. Л. К.: Точно. За две недели и сообщили. Но поехали не все сильнейшие. В основном туда отправилась молодежь плюс трое сильнейших из взрослых. Л. О.: В федерации сказали, что в Японию отправляются все те, на кого надеются в будущем. Л. К.: Хорошо, что на нас надеются. Л. О.: И правильно, что именно к японцам поехали. Это самые техничные и скоростные борцы во всем мире. Л. К.: Это вообще первое, что бросилось в глаза на тренировке. Они очень быстрые. Нам надо в этом компоненте серьезно добавлять. Л. О.: Я вот так разбиралась и поняла, что в технике и тактике они от нас недалеко ушли. В этом смысле ничего нового или оригинального. Но скорость… Все девочки подвижные. Но не было такого, чтобы я очень удивлялась каким-то вещам. Хотя… У японцев очень сильная психологическая подготовка. Л. К.: Согласна полностью. Часто так случается, что мы, даже имея преимущество в технике или тактике, уступали свои поединки только из-за психологии. Вот ничем же не хуже соперницы, а в голове мысль, что можем проиграть. Л. О.: Чаще всего это происходит, как раз когда против японцев выходишь. Вроде бы должна свою борьбу показывать, а не получается. Из-за отсутствия веры в себя. Л. К.: Зато сейчас многое должно измениться. Вот мы потренировались, поборолись. Поняли, что они такие же, как мы. Л. О.: При этом мы работали там с японской молодежью, все сильнейшие прибыли на базу только 10 ноября, за несколько дней до нашего отъезда. Л. К.: Мне показалось, что японцы все равно какие-то тайны сохранили. Они, конечно, говорили, дескать, нам скрывать нечего. Но ведь понятно, что полностью делиться секретами с будущими соперниками они не будут. Л. О.: Хотя вот взять разминку. Японцы к тренировке готовятся абсолютно иначе, чем мы. Перед началом занятия они немного разомнутся, покрутят суставы рук. У нас же разминка – как полноценная тренировка. Мы бегаем по кругу, тщательно растягиваемся. Л. К.: Мы на этой разминке уже устаем, а японцы только на ковер выходят. У нас пульс должен быть после разминки – 180. Японцы не понимали, зачем это нужно. Л. О.: Но ведь японцы отличаются от нас. Они на таком питании сидят, что у них суставы гибче. Не знаю, как это объяснить. В их рацион входит свежая рыба, рис. Они едят совсем не то, что мы. У нас на мясо налегают, даже вот в Тыве у меня то же самое. Баранина, говядина. Л. К.: А у японцев только курица. Всякие соевые соу сы. Мне вообще показалось, что у них даже мясо из сои. Вкус такой специфический. Л. О.: Но мы никаких проблем не испытывали. Хотя нет. Утром кормили какой-то странной кашей, от которой мы все отказались. Попробовали – невкусно. Так и не поняли, из чего она. Завтракали так, как привыкли в России. Яичницей. Л. К.: Только вот о весе своем не думаешь, так как кажется, что мы его теряли. Меня больше всего поразило то, что у них все по калориям прописано. Висит такая таблица, и ты представляешь, что тебе надо есть и сколько. Л. О.: Мы же традиционно едим то, что вкусно. Л. К.: Тренировки проходили так: мы сначала смотрели, что они выполняют, а потом сами начинали работать. Все было наоборот, когда занятие проводил наш главный тренер Юрий Голубовский. Мы показывали упражнение, а японки повторяли. Л. О.: И вот еще одно отличие. У них тренировки проходят иначе. Они 20–30 минут какие-то упражнения выполняют, а потом… Л. К.: …а потом сразу борьба. Мы можем какие-то движения отрабатывать всю тренировку. Проходы, например. А у японских спортсменов такого нет. Л. О.: Да, двадцать минут ты предоставлен сам себе. Отрабатываешь те приемы, которые тебе надо, а затем схватка. Л. К.: Там включается специальное табло и начинается борьба. Без перерыва. Л. О.: Одна схватка длится шесть минут, так вот за одну тренировку мы проводили по шесть-семь поединков. Это очень много по сравнению с Россией. Л. К.: Когда мы тренируемся в Чехове, у нас в среднем по две-три схватки проходят. У них больше практики. Л. О.: И когда секундомер останавливается, к тебе сразу подбегают спортсменки, просят, чтобы ты с ними боролась. Л. К.: Все улыбаются, жмут руки, кланяются. А надо скорее выбрать одного и бороться с ним. Но на ковре уже никаких улыбок. При этом у нас даже не было шансов друг с другом бороться. Конечно, и смысла в этом не было. Л. О.: Однажды Лера Чепсаракова разбила голову своей сопернице. Л. К.: Но та сама виновата. Показала одно, затем начала делать другое. Л. О.: Так вот, если это происходит во время тренировки сборной России, то появляются какие-то обиды, что-то говорить начинаем. А тут девочка быстро ушла к врачу – никаких претензий. Л. К.: Вот если о себе говорить, то я чувствовала, что расту. Сегодня у тебя против одной японской спортсменки совсем ничего не получается, а на следующий день уже все иначе. Л. О.: Я тоже это заметила. Хотя в карьере у меня были победы над японками, но чаще всего они оказывались сильней. Л. К.: Меня поразила сама база. Конечно, в Чехове тоже нормально, но в Токио вообще идеальное место. Л. О.: Японцы очень большое внимание уделяют восстановительным мероприятиям. Там есть все для этого: бассейны, бани, какие-то ванны с минеральной водой. Вот что тебе в голову приходит – то и есть. У нас же баня в среду и субботу. Это не очень хорошо. Л. К.: Мы в этом отношении, конечно, отстаем. Если еще о базе говорить, то комнаты там удобные. У нас были европейские кровати, нормальные стены. Я слышала, что у самих японцев дома все не так. Л. О.: И вообще очень чистая страна. И очень дорогая. Л. К.: Говорят, там прожиточный минимум – 2000 долларов. Да взять любые вещи: поездка в метро – 95 рублей. И это всего лишь несколько станций. А иногда доходит до тысячи рублей. Л. О.: А я заметила, что килограмм картошки у них стоит 350 рублей. Ничего себе цены! Зато люди доброжелательные. Знаете, мы когда уезжали в шесть утра с базы, то нас вышли все провожать. Стояли, махали нам, когда мы садились в автобус. Л. К.: Меня это как раз и не удивило. Гуляешь по городу, а каждый встречный с тобой здоровается, улыбается. Л. О.: Мы в основном на английском с ними общались, но еще чаще с помощью жестов. Л. К.: Я считаю, что такие сборы очень полезны. И надо чаще на них выезжать, особенно молодым спортсменам. У нас ведь нет проблем с молодежью. Смотришь на первенство страны, а там просто огромная конкуренция. Но вот опыта не хватает. Л. О.: Тренировки шли по два часа, но это были очень насыщенные два часа. Все интенсивно. Но главное, что нужно взять у японцев, так это уверенность в себе.