Виктор Кузнецов Карелин никогда не стремился победить малой кровью СпортЭкспресс



Десятая европейская победа трехкратного олимпийского чемпиона Александра Карелина была по-юбилейному впечатляющей. Громадный, на шесть килограммов тяжелее россиянина, Георгий Солдадзе из Украины с первой секунды стал активно наскакивать на Карелина. Тот в обычной, слегка медлительной манере уклонялся от атак, медленно, но верно набирая баллы. И вдруг со стороны украинско-грузинской группы поддержки раздался крик: «Ред пассив!» - явно требующий от судьи поставить Карелина в партер, дав тем самым Солдадзе хоть какой-то шанс.

Все дальнейшее происходило как в замедленной съемке. Карелин сделал свой знаменитый обратный захват, затем явственно чуть повернул голову в сторону кричавших и со статридцатикилограммовым Солдадзе в руках стал подниматься с колен на ноги. Зал оцепенело следил за финальным усилием. А еще через секунду Солдадзе, переброшенный Карелиным через голову, с двухметровой высоты рухнул на помост.

Последний раз я видела такой прием в исполнении российского борца на Играх-92 в Барселоне. Тогда же тренер сборной Михаил Мамиашвили сказал: «Он иногда жалеет соперника - не убивает сразу, позволяет проиграть себе по очкам. Но объяснить словами, как он борется, невозможно - это надо видеть».

Поговорить с чемпионом сразу после схватки мне не удалось - слишком большим был наплыв желающих хотя бы прикоснуться к знаменитому борцу. А потом пришло время отъезда, причем сборная разделилась. Чета Карелиных предпочла более поздний поезд, я же оказалась в одном вагоне с бессменным тренером Александра - Виктором Кузнецовым.

- Вы же и так все о нас знаете, - улыбнулся он. - Или еще не все?

- Чем чаще мы встречаемся на соревнованиях, тем больше удивляюсь: как вам удается сохранять мотивацию, выиграв в борьбе все, что только можно, причем не по одному разу. Не говорю уже о том, что решиться на четвертую Олимпиаду, выиграв три предыдущие, - довольно рискованная затея.

- Естественно. Даже после первых Олимпийских игр - в Сеуле - мы с Сашей обсуждали тему ухода.

- Позвольте, ему ведь было тогда чуть за 20!

- Тем не менее. Хотя речь у нас почти сразу же зашла о том, что уходить рано и стоит попробовать выиграть второе золото. Обидно было бы бросать спорт, когда только-только все стало получаться. К тому же история знала немало примеров, когда борцы становились двукратными олимпийскими чемпионами. Вот после Барселоны сомнений было уже куда больше. Хотя и в Сеуле, и в Барселоне Саша был в такой форме, что его поединки напоминали тренировочные. И заканчивались, как правило, досрочно. Проблемы начались перед Атлантой.

- Какого плана проблемы?

- Саша женился, и, естественно, у него появилось больше забот. А хуже всего, что начали появляться мелкие травмы - там потянет мышцу, здесь надорвет. А потом, как вы помните, на чемпионате Европы за год до Игр он оторвал грудную мышцу. Не случись этого, я уверен, в Атланте Карелин выглядел бы совершенно по-другому. Так же нам пришлось приспосабливаться к ситуации, и в том, что мы все-таки добились своего, заслуга прежде всего Саши.

- Почему?

- Потому что, когда у человека тяжелая травма, только он сам может решать, что делать. Когда он сломал ребро в первой схватке чемпионата мира за два года до Игр, он сам решил, что будет продолжать бороться.

- А вы что, пытались уговорить его сняться с соревнований?

- Конечно. Вы сами допускаете мысль, что со сломанным ребром можно бороться?

- После того случая - да. Хотя с трудом представляю как.

- Ну так и я не представлял. Но Саша меня уговорил - мол, попробует продолжать. Будет совсем тяжело - снимется. Так тот чемпионат и выиграл. Он же и мышцу оторвал не в финальной схватке, а раньше. И в таком состоянии не просто выиграл, а поднял соперника и бросил. А в финале он уже руку не мог поднять. Но тоже сняться отказался. Эта травма имела очень серьезные последствия. До Олимпийских игр мы едва успели руку закачать настолько, чтобы Саша ее поднимал. Бороться на тренировках не мог совсем. А на самих Играх я ждал всего что угодно. Мало того, что мы были вынуждены отказаться от многих технических приемов, так ведь в некоторых схватках бороться приходилось не по пять, а по восемь минут, с дополнительным временем - чего до этого Карелин не делал никогда.

- А чем было продиктовано его решение остаться в спорте еще на четыре года - интересами команды или желанием стать олимпийским чемпионом в четвертый раз?

- И тем, и другим. Конечно, ему хочется выиграть еще раз. Хотя, поверьте, мы никогда не загадывали на четыре года вперед. Он же и сейчас мышцу сильно потянул - межреберную. Это очень неприятно. Но терпит пока.

- Объясните мне тогда, зачем в финальной схватке чемпионата Европы с Георгием Солдадзе, когда счет уже был 7:0 в пользу Карелина, он решил сделать свой коронный «обратный пояс». Ведь в супертяжелой категории этот прием требует чудовищных усилий: необходимые до чистой победы три балла можно
было набрать гораздо проще. Или я не права?

- А как иначе? Если не стремиться сделать максимум, то невольно расслабляешься. Саша никогда в жизни не старался победить малой кровью. Никогда не тянул время, как это частенько делают другие. Всегда боролся с полной отдачей до последней секунды. Другое дело, что задуманные приемы не всегда получаются. Но стремиться-то нужно именно к этому.

- Вы допускаете, что когда-нибудь увидите поражение своего ученика? Или в ближайшем будущем у Карелина нет соперников?

- В борьбе все может быть. Те же травмы. Но сейчас я не вижу слишком большой конкуренции. У Саши есть запас, который еще можно увеличить.

- Но ведь, с другой стороны, нет и равных ему по силе спарринг-партнеров.

- К сожалению. Раньше, когда еще был Советский Союз, готовиться было значительно легче. Если бы у нас была возможность чаще встречаться с теми же Мурейко, Солдадзе - это пошло бы только на пользу.

- Разве в этом случае не было бы опасности, что соперникам будет легче до мелочей изучить технику и тактику Карелина?

- Ну и что? Изучить - одно, а победить - совсем другое.

- Сколько лет вы работаете вместе?

- Я взял Сашу, когда ему было 13. Проводил набор детей в спортшколу и отобрал его. С тех пор не перестаю удивляться тому, насколько идеально сочетаются в нем все необходимые борцу качества. Талантливые люди нередко бывают ленивыми, поскольку многое им дается значительно легче, чем остальным. А Карелин феноменально трудолюбив и терпелив. Мечта любого тренера. Потому что, какую бы задачу я перед ним ни ставил, всегда был уверен, что Саша ее выполнит. Хотя родители его - совершенно далекие от спорта люди. Отец работал водителем, жили вчетвером - у Саши есть еще младшая сестра - в деревянном доме, так что и дрова колоть приходилось, и воду носить. Оттуда, видимо, и нормальное отношение к труду.

- А вне тренировок хлопоты он вам доставлял?

- Я бы не сказал. Крупных проблем никогда не было, мелкие - это не проблемы вовсе. Саша очень ответственный человек. Очень любит людей, и для него просто немыслимо подвести тех, кто ему помогает. А помогают многие.

- Ваше слово для него закон?

- В тренировках, наверное, да. Но за все годы работы я не помню, чтобы мне приходилось применять нажим.

- В соревнованиях Карелин выглядит абсолютно самостоятельным. Я по крайней мере ни разу не слышала, чтобы ему подсказывали, что делать на ковре, как это принято у борцов.

- Бывает, подсказываю. Но редко. Обычно мы до схватки обговариваем все тактические варианты. Хотя в соревнованиях Карелин очень хорошо «слышит», что делается вокруг ковра.

- Ему приходилось выступать на соревнованиях без вас?

- Разве что в самом начале карьеры. До Игр в Сеуле я почти никуда не ездил - не брали в команду, несмотря на то, что Саша, до того как попасть в основной состав сборной, два раза выигрывал молодежное первенство мира и один раз - Европы.

- А почему не брали в команду?

- У меня было очень много разногласий с руководством. Я ведь работаю тренером уже больше 30 лет. До Карелина у меня уже был сильный борец - Володя Зубков. Его я хоть и подготовил до уровня чемпиона мира, но не сумел удержать. Даже не удосужился оформить тогда звание заслуженного тренера. А когда появился Карелин, чего мне только не говорили: что я не так тренирую, не тем приемам учу, техника некрасивая. Спасало лишь то, что Саша всегда выигрывал. Причем досрочно. А красиво - не красиво - дело в этом случае второстепенное.

- Мне лично нравится.

- Мне тоже.