Техническое мероприятие Спорт день за днем ..

В Москве прошел чемпионат России по греко-римской борьбе. Главное событие — возвращение на ковер Хасана Бароева. За два года, что он отдыхал после Олимпиады, так и не нашлось человека, способного его заменить  Только фанат борьбы мог бы узнать, что чемпионат России проходит в зале РГУФК на Сиреневом бульваре. Ни рекламы, ни растяжек, ни объявлений. Президент федерации борьбы Михаил Мамиашвили совсем не стесняется такой скромности: — Понимаете, это техническое мероприятие. Главное соревнование года — чемпионат мира, который пройдет в столице в сентябре. А сейчас мы просто очерчиваем круг лиц, которые будут бороться за попадание в состав сборной. Но вообще главная цель — Олимпиада в Лондоне. — Чемпионат мира в этом смысле не совсем важен? — Так нельзя сказать про турнир такого уровня. Но все-таки Олимпийские игры — венец карьеры любого спортсмена. Конечно, на чемпионате мира побеждать важно, но и в Лондоне важно. — А чего вы так скромно чемпионат России проводите? Никто же не знает про это. — Вы вот пришли. — Я специально узнавал. — На самом деле на этом турнире присутствуют те, кому надо. Лишних людей нет. Но на чемпионате мира, думаю, будет аншлаг.
*** Какое счастье, что Черкизовский рынок убрали от РГУФКа. Раньше в зал нельзя было попасть. Вокруг манежа, например, были торговые точки, возили какие-то тележки, носили тюки. Сейчас — красота. Сносят по­следние торговые ряды. Лишь бы, конечно, все не застроили домами, а отдали территорию спорту. Да вложили бы средства в реконструкцию. Манеж, где выступали борцы, принимал соревнования тяжелоатлетов на Олимпиаде 1980 года. Поверьте, там мало что изменилось с того времени. Правда, нет ощущения запустения, как, допустим, на стрельбище в Мытищах. Там-то вообще ад и трава в человеческий рост: двадцать лет ничего не убирали. *** К Александру Карелину выстроились дети, чтобы взять автограф. Карелин достал из кармана пиджака ручку и не отказал никому. Сфотографировался с теми, кто просил. Потом сказал: — Вы у Михаила Мамиашвили автограф взяли? Дети смутились: — Нет, а кто это? — Это олимпийский чемпион. Идите у него тоже автографы возьмите. Вот он стоит. Ребятишки послушно пошли брать автографы у Мамиашвили.
*** Мамиашвили уже поджидал детей. — Так, давайте бумажки, — стал он делиться популярностью. — Что вы знаете о войне? Парни лет двенадцати-тринадцати опешили. — В то время на нашу славную Родину напали враги, — невозмутимо продолжил руководитель федерации. — И вся страна отражала агрессию. В одной роте служили грузины, дагестанцы, русские, татары. Понимаете, о чем я? Дети кивнули, хотя вообще не понимали, о чем им говорят. — А речь о том, что все национальности одинаковы, — продолжил Мамиашвили. — Есть хорошие и плохие люди, но не национальности. Теперь понятно, зачем Карелин послал детей к Мамиашвили. Лучше и сказать бы никто не смог.
*** Сразу было видно, что соревнование техническое и не подразумевает ни журналистов, ни посторонних гостей. Допустим, не было никакой аккредитации, но никто ни разу не спросил, что тот или иной человек делает, например, у ковра. Хотя посторонних приходилось убирать. — Пока вы не отойдете от ковра, соревнования не начнутся, — кричал на весь зал в микрофон диктор. — Эй, вы, в белой шапочке — отойдите. Немедленно. Люди собирались в центре перед финальными схватками потому, что так действительно интереснее смотреть.
*** А смотреть было на что. Например, на Хасана Бароева — сильнейшего тяжеловеса страны. Он не такой победитель, каким был Александр Карелин, но кто может сравниться с последним? Главное, что, кроме него, никого нет. — Удивительно, да? — интересуется тренер сборной Вадим Кумаритов. — А почему удивительно-то? — Да потому что у нас, кажется, есть навыки готовить тяжеловесов. А никого нет. — Согласен, согласен. Но подготовить такого спортсмена — это большие средства и много времени. А не все ребята готовы идти до конца. — Почему? — Да у многих семьи появляются. Приходится думать о них, кормить. Надо работать. Занимаясь борьбой, ты не сможешь заботиться о семье в полной мере. Пока не стал чемпионом. Но до этого длинный путь.
*** Назир Манкиев, олимпийский чемпион, тоже рассуждал про деньги. — Я только сейчас стал чувствовать себя относительно спокойно, — говорил он, следя за схватками. — Сразу люди стали появляться, которым нужны деньги взаймы. Смотрю, могу ли я потянуть. И даю. — А сколько не дадите. Десять тысяч? — Десять могу не дать, если мне самому деньги нужны вот сейчас. Но пять тысяч дам. — Пять тысяч долларов — это сто пятьдесят тысяч рублей. Вы щедрый. — Какие еще доллары? Мы про рубли говорили.
*** Двоюродный брат Назира Манкиева Рустам Хачбаров стал чемпионом страны в весовой категории до 60 килограммов. Хачбаров неожиданно для всех победил Вячеслава Джасте. Хотя именно Джасте был фаворитом. — Может быть, не надо интервью? — взмолился Рустам. — Я по-русски плохо говорю. — Да что вы, Рустам? — Хочу сказать спасибо Назиру, который помогал мне готовиться к этим стартам. Да и вообще я считаю, что провел нормальный турнир. — Можно сказать, что уже на сто процентов будете участвовать в чемпионате мира? — Да кто это сейчас гарантирует? Вероятно, поеду на международный турнир какой-нибудь. Там надо доказывать. Это было странно. Зачем тогда вообще чемпионат России? Гоги Когуашвили, главный тренер сборной России, все объяснил: — Понимаете, победа на чемпионате России — это прекрасно, но мы хотим понять, как тот или иной спортсмен борется с иностранцами, — сказал он по окончании первого дня турнира. — Ведь на «мире», на Олимпиаде нам придется бороться именно с сильнейшими на планете. И при всем уважении к чемпионату России конкуренция там другая.
*** Еще хотелось бы вспомнить о схватке Хачбаров — Джасте. Там очень красиво все было, эмоционально, несмотря на то что правила греко-римской борьбы все больше и больше напоминают какие-то танцы, где выиграть может любой человек. Но эти два борца забыли о тактике и отдались эмоциям. Эх, жаль не показывали схватку. Джасте после поражения ушел в раздевалку, хотя его все звали на награждение, и появился спустя 20 минут. И даже через такое время он не мог унять слезы — так было обидно. В каких еще турнирах второе место вызывает столько негативных чувств?
*** Кстати, те, у кого быстрый интернет, чемпионат России посмотреть могли. Пресс-служба федерации спортивной борьбы организовала трансляцию поединков в интернете. Спрашиваю, сколько просмотров. Отвечают: 2500. — Мы вот не понимаем, почему другие федерации так не делают, а только жалуются, что их не показывают, — удивлялся представитель федерации. — Тут и стоимость-то небольшая. Вся проблема лишь в быстром интернете.
*** Нашелся единственный борец, отказавшийся от интервью. Это нехарактерно для спортсменов в этом виде спорта, потому что… Вот как объяснить? Ну не положено у борцов отказываться, если к тебе подошли журналисты и вежливо попросили ответить на пару вопросов. — Они же тоже работают, понимаешь. Почему ты так себя ведешь? Стал звездой — выходи на ковер и доказывай, а к журналистам подойди, — вот такой диалог был однажды, когда борцы готовились говорить с прессой. Но Валерий Боргояков сбежал. Подошли к его тренеру, мол, что же с вашим учеником? — А вы его по-хакасски спросите, — посоветовал он, смеясь. И рассказал, как узнать, который час и почему спортсмен так вспотел. Но Валерий все равно убежал. Оказывается, недавно его чуть не забрали в армию. Нашей стране совершенно все равно, что ты перспективный спортсмен, что можешь принести славу родине, — год жизни отдай. Валерий с трудом вырвался из цепких лап военкомата и сейчас боится всего, что не касается борьбы.
*** Еще одна красивая схватка субботы — в категории до 74 килограммов. Имиль Шарафетдинов из Москвы обыграл Вартереса Самургашева. Последний совсем недавно восстановился после перелома челюсти, который он получил на чемпионате России (схватку при этом он не прекратил), и потом тренировался отдельно от команды. Это, говорят, его и подвело. — Понятно желание спортсмена готовиться самостоятельно, — рубил с плеча Когуа­швили. — Но все равно есть какие-то правила, которые нельзя нарушать. В общем, говорят, что Самургашева подвело то, что он не хочет тренироваться в составе сборной и якобы лучше знает, как надо готовиться к турнирам.
*** От Олимпиады в Москве остались не только манеж и зал, но и награды победителям. Опять медали, кубки, которые можно купить в любом магазине, дипломы. Да-да, техническое мероприятие, но, может быть, кто-то никогда больше не сумеет выиграть ничего в этой жизни. Хотя несколько лет назад спортсменам обязательно дарили какую-то бытовую технику. В Перми за третье место давали тостер, за второе — микроволновую печь, за первое — музыкальный центр или телевизор. Тостер встречали сдержанно, а некоторые даже выкидывали, не понимая, что с ним ­делать.