Ширвани Мурадов В Питере финал был сложнее Газета.ру ..

Для победы на Олимпиаде 23-летнему махачкалинцу Ширвани Мурадову оказалось достаточно выиграть четыре схватки. Три из них - с представителями советской школы вольной борьбы, а в полуфинале - и вовсе с осетином Хетагом Газюмовым, защищающим цвета Азербайджана. Впрочем, самым трудным шагом Ширвани на пути к олимпийскому «золоту» был поединок против другого осетинского борца, Хаджимурада Гацалова в начале июля в финале чемпионата России в Санкт-Петербурге.

Как всегда бывает в противостоянии представителей двух самых ярких школ отечественной борьбы, дагестанской и осетинской, симпатии публики в СКК «Петербургский» тогда разделились. Болельщики Гацалова, недовольные решением арбитров, даже бросали бутылки на ковер.

В Пекине представители всей нашей многонациональной делегации болели за Мурадова.

Спустившись с верхней ступеньки пьедестала почета, счастливый Ширвани ответил на вопросы российских журналистов.

– Какая из сегодняшних побед далась вам тяжелее всего?
–В полуфинале пришлось нелегко против хорошо знакомого мне Хетага Газюмова. Естественно, финал против казахстанца Теймураза Тигиева получился напряженным. Хотя оба эти поединка не идут ни в какое сравнение с питерским финалом против Гацалова. Выиграть у олимпийского чемпиона и трехкратного чемпиона мира, много лет властвовавшего в моей весовой категории, дорогого стоит.

– В Пекине состоялся ваш олимпийский дебют. Это наложило отпечаток на ваши действия на ковре?
– Сложнее всего было во время подготовки. Сборы проходили очень интенсивно, а тут еще в голове все время мысли вертятся: как выступать, когда вся страна на тебя смотрит и на тебя надеется? Когда приехали в Пекин, стало легче: обратной дороги нет, нужно выходить и бороться.

– Считается, что в Дагестане в каждом районе своя школа борьбы. Можете ли вы назвать какие-то принципиальные отличия махачкалинской, к примеру, от хасавюртовской?
– В различных городах Дагестана юных борцов учат одним и тем же приемам. Возможно, в Хасавюрте ребята более серьезно относятся к тренировкам. Там все-таки меньше отвлекающих от тренировок соблазнов, чем в столице республики.

– Можно ли сказать, что в олимпийском турнире по вольной борьбе торжествуют атлеты советской школы?

– Когда в сборной России всего одно место в каждой весовой категории, многие борцы предпочитают менять гражданство.

Можно говорить о том, что доминируют сейчас представители двух школ – осетинской и дагестанской. Они самые сильные в мире.

– Может быть, вопрос покажется вам обидным, но в Махачкале довелось услышать присказку: «лакцев-борцов не бывает». Сегодня вы успешно опровергли это утверждение…
– Борцом может быть представитель любой народности нашего многонационального Дагестана и нашей многонациональной России. Нужно просто много работать на тренировках. Горжусь тем, что я первый олимпийский чемпион среди лакцев. Представляю, какая встреча ждет меня на родине.