Ширвани Мурадов Это мамина награда Время новостей ..

На Олимпийских играх в Пекине российские борцы завоевали 11 наград -- шесть золотых, три серебряные и две бронзовые, половина из которых на счету борцов вольного стиля (три «золота», «серебро» и две «бронзы»). Последнюю награду высшей пробы принес российской команде чемпион Европы прошлого года 23-летний Ширвани МУРАДОВ, выигравший финал в весовой категории до 96 кг. После соревнований борец сказал корреспонденту «Времени новостей» Ольге ЕРМОЛИНОЙ, что всем, чего он добился в спорте, он обязан маме -- это ее олимпийская медаль.

-- По ходу всего олимпийского турнира вы проигрывали в первом периоде. Это объяснялось психологическим напряжением?

-- Конечно, мог бы и лучше выступить. Сказалось давление, что это мои первые Олимпийские игры. До этого лучшим результатом являлась победа на первенстве Европы в прошлом году. Я понимал, какая ответственность лежит на мне. Знал, что за моими выступлениями будут следить все близкие, знакомые. Не мог подвести сборную, страну на этой Олимпиаде. Наверное, поэтому и не удалось показать свою лучшую борьбу, продемонстрировать весь свой арсенал. Но я выиграл и очень рад. Хотя и не осознал до конца, что стал олимпийским чемпионом.

-- Что было для вас самым трудным на этой Олимпиаде?

-- Подготовка к ней. На сборах было тяжело. Постоянно думал о том, как бы не подвести тех, кто за меня болеет, кто на меня надеется. Это был очень важный психологический момент. Но когда прилетел в Пекин, оказался в аэропорту, то стало легче.

-- В Дагестане нередко говорят, что лакец не может быть борцом. Вы опровергли эту аксиому?

-- Действительно по национальности я лакец. Дагестан -- многонациональная республика, и здесь много разных народностей. До меня еще не было олимпийских чемпионов-лакцев. Но думаю, что дело не в национальности, а в трудолюбии. Любой может выиграть Олимпиаду, если будет упорно тренироваться.

-- Сколько лет вы занимаетесь борьбой?

-- Когда мне было 12 лет, то мой дядя, его тоже зовут Ширвани, привел меня в динамовскую борцовскую школу у нас, в Махачкале. Он был дружен с тренером Амирзой Алиевым. Когда-то они вместе тренировались. Алиев стал моим первым тренером. Вместе с ним мы работаем до сих пор. В общем-то моя биография ничем не отличалась от того, как началась жизнь в спорте у сотен других мальчишек. Сначала просто играл, кувыркался на ковре. Потом стал этим заниматься профессионально.

-- Что вас привлекает в этом виде спорта?

-- Это очень тяжелый вид спорта. Для меня это даже не увлечение, а работа. Тяжело готовиться, тренироваться. Тяжело выигрывать и понимать, что от тебя ждут только победы. Тяжело осознавать, что за тебя переживают близкие. Мама переживает за меня даже больше, чем я сам. Поэтому если у меня будут дети, то я их в борьбу не отдам. Пусть лучше учатся в Москве или где-то за границей. Спортивная жизнь и спортивная карьера не такие «праздничные», как это может кому-то показаться.

-- Вы с такой теплотой говорите о маме.

-- Я у нее один сын. Мы живем вдвоем с мамой. Она не работает. Я стараюсь делать так, чтобы она не нуждалась. Мама очень много сделала для меня, для этой победы. Я могу назвать ее своим вторым тренером. Она не ходила со мной в спортивный зал. Но дома всегда морально поддерживала. Никогда не говорила, что надо бросить спорт, потому что это больно, тяжело. Внушала, что для того, чтобы стать человеком, надо трудиться и раз начал что-то делать, то надо идти до конца, чтобы потом добиться результата и ходить с гордо поднятой головой. Словом, она старалась заменить отца, которого не было рядом.

-- Какой подарок привезете ей из Пекина?

-- Главный подарок я сделал -- это олимпийское «золото». Другого бы она не признала. Даже если бы было «серебро» и, вернувшись из Пекина, я приехал к ней с большим букетом роз, то она не так бы обрадовалась. Обняла, сказала, что молодец. Но я знаю свою мать. Она ждала от меня только золотой медали.

-- Приедете домой, повесите ей на шею свою золотую медаль?

-- Обязательно. Это награда мамы.

-- Еще один российский борец, Кетоев, сегодня боролся за «бронзу». Но был настолько удручен этим обстоятельством, что отказался ответить на вопросы журналистов. Как вы объясните это?

-- Он очень сильный спортсмен. И перед Олимпийскими играми вся сборная, все тренеры были уверены в Кетоеве в первую очередь. Но, видимо, возникли большие проблемы с весом. Он гоняет довольно много килограммов, а это истощает. Хотя он и сильнее всех соперников на голову, но, судя по всему, эта причина помешала ему выиграть «золото». Он ехал сюда только за «золотом», потому и радости от бронзовой награды не ощущает.

-- А вы сколько килограммов гоняете?

-- Это моя норма -- 96 кг. Я столько и вешу, потому у меня таких проблем не возникает.

-- На этой Олимпиаде многие наши борцы боролись за другие страны. Означает ли это, что традиции отечественной школы превалируют?

-- Я думаю, что осетинская и дагестанская школы борьбы самые сильные в мире. Что касается нашей сборной, то все вольники, все ребята ехали в Пекин только за золотыми медалями. Я это знаю и могу ответить за всех. Мы были категоричны в этом отношении -- или все, или ничего.