Курамагомедову не хватило двух секунд СпортЭкспресс ..



В третий день турнира борцов вольного стиля наши спортсмены остались без медалей, но тем не менее в командном зачете Россия одержала убедительнейшую победу.

Спортивная судьба умеет издеваться на редкость изощренно. Ситуация в главной борцовской категории - тяжелом весе - в среду утром представлялась простой, как гвоздь. Главными претендентами на чемпионство однозначно считались Артур Таймазов из Узбекистана и наш Курамагомед Курамагомедов. Первый - в силу уже завоеванных титулов чемпиона мира-2003 и олимпийского чемпиона, второй - по национальной принадлежности, потому что независимо от своего послужного списка и возраста любой российский атлет, завоевавший право на место в сборной, всегда олицетворял собой сильнейшую борцовскую державу мира с самой искусной и интересной школой, лучшими тренерами и богатейшими традициями. К тому же тяжелая категория - заключительная. А так как наиболее ярко запоминается последнее, то, сколько бы ни было завоевано наград, счастье считается неполным, если не поставлена золотая точка.

Жеребьевка чуть изменила прогнозы. Таймазову и Курамагомедову предстояло встретиться не в финале, а этапом раньше. Но было ясно, что один из этих борцов все равно станет чемпионом. Не может не стать. Поэтому внимание к утренним предварительным поединкам было не бог весть каким пристальным. Мол, и так все понятно.

Но спортивная судьба умеет издеваться. Таймазов проиграл уже во второй схватке. Его одолел 22-летний румын Рарес Чинтоан, занявший 19-е место на Играх в Афинах и 8-е на европейском первенстве-2005. Окончательный счет на табло после этого поединка нельзя было даже назвать сенсацией. Это был шок. Сродни тому, что пять лет назад все испытали на Играх в Сиднее, когда трехкратный олимпийский чемпион Александр Карелин проиграл американцу Рулону Гарднеру.

Причину случившегося мне удалось выяснить у Таймазова в тот же вечер. В первой, абсолютно ничего не значащей утренней схватке с суринамцем Велосом Русландом олимпийский чемпион получил травму. Проводя прием, он врезался в челюсть соперника, и тот зубами рассек Таймазову голову. Удар оказался настолько сильным, что у Артура закружилась голова, резко подскочило давление. В результате в поединке с румыном, который начался через считаные минуты после злополучного инцидента, фаворит сумел продержаться лишь пару минут, а затем «поплыл».

Естественно, пока эта странная схватка продолжалась, о состоянии Таймазова было известно лишь узкому кругу. Для всех остальных происходящее выглядело настолько абсурдным, что на трибунах то и дело раздавался истерический смех.

Что лукавить, те, кто болел за Россию, восприняли поражение Таймазова с облегчением. Путь к золоту для Курамагомедова был почти полностью расчищен.

Наш борец дошел до полуфинала, а затем «сломался» на турке Айдине Полатчи. Причем уступил ему всего за две секунды до конца поединка.

Вообще-то винить в случившемся спортсмена было не совсем корректно. В один из первых дней заключительного тренировочного сбора в Кисловодске Курамагомедов серьезно травмировал колено. Две с лишним недели он совсем не выходил на ковер - лежал, а врачи безуспешно пытались поставить диагноз и выбрать наиболее эффективный способ лечения. Когда нога позволила вставать, тренироваться в полную силу борец все равно не мог: ограничивался прогулками и занятиями в тренажерном зале. Однако практика спорта давно вывела аксиому: если человек проигрывает борьбу за золото на самых последних сантиметрах или секундах, это вопрос не готовности, а характера.

Примерно то же самое сказал мне главный тренер российских вольников Дзамболат Тедеев: «Сами в себя не поверили ребята. И Курамагомедов, и Сажидов. Могли получить еще две золотые медали, а в итоге мы имеем два четвертых места. Психологического настроя не хватило, уверенности».

Возможно, сыграло свою роль и то, что в предыдущем сезоне Курамагомедову был обеспечен режим наибольшего благоприятствования. Главный претендент на поездку в Афины в этой весовой категории олимпийский чемпион Сиднея Давид Мусульбес, выступая в январе на Турнире имени Ивана Ярыгина, получил довольно серьезную травму. Какое-то время лежал в больнице, затем долго восстанавливался. И, по его словам, просто постеснялся сказать о случившемся тренерам, когда приехал на очередной сбор.

В результате Мусульбес не сумел обыграть Курамагомедова на отборочном чемпионате страны. А когда, набрав форму, поехал на один из турниров в надежде еще раз встретиться с основным соперником, того там просто не оказалось. Вот и получилось, что право выступить на Играх-2004 было предоставлено Курамагомедову на основании одной-единственной встречи.

Ничего хорошего из этого, как известно, не вышло. Курамагомедов занял в Афинах лишь 6-е место, а не попавший в олимпийскую сборную Мусульбес решил завершить карьеру.

В Будапеште именно Мусульбес, привлеченный Тедеевым к работе с командой, переживал за Курамагомедова больше всех.

- Понимаете, - объяснял он мне, - когда я боролся сам, то главным стимулом всегда была мысль: за мной стоит такой коллектив тренеров, такие спортсмены, такие традиции, что я не имею права дать кому бы то ни было повод упрекнуть себя в том, что подвел команду, не выложился на ковре до последнего. В этом сезоне уже как тренер внимательно следил за соперниками и особенно за Таймазовым. Он очень грамотно готовился к этому чемпионату, не распылялся. На заключительный сбор приехал в прекрасной форме. Но это вовсе не значит, что именно он должен был победить. Не зря же русская школа считается самой интересной, разнообразной и красивой. Дело даже не в количестве золотых медалей. По манере борьбы, характеру российские борцы заметно отличаются от остальных.

Естественно, я не сомневался в том, что Курамагомедов и Таймазов встретятся в полуфинале. Когда Артур проиграл, мне стало не по себе. Всегда неприятно видеть, как проигрывает олимпийский чемпион. Я-то знаю, как много от такого спортсмена ждут тренеры, команда, публика. Тем более в тяжелом весе. Это же не 55 кг, где можно незаметно проиграть и быстро убежать с помоста. Но еще обиднее было то, что проиграл Курамагомед. Причем проиграл тактически.

Со всеми, кто выступал в Будапеште, я встречался на ковре много раз, так как начал выступать за Россию еще в 1991 году. Возможно, сейчас, став тренером, начал несколько по-иному смотреть на борьбу. Анализировать, почему получаются и не получаются те или иные приемы. Почему они получались у меня. И что нужно делать в той или иной ситуации, чтобы добиться преимущества.

Ошибка Курамагомедова, на мой взгляд, заключается в том, что он ко всем схваткам подходит одинаково. В данном случае в поединке с турком, да и в следующем - за бронзовую медаль с американцем, нужно было постараться взять первый балл, навязать сопернику свою борьбу, а потом, когда тот кинется отыгрываться и, скорее всего, засуетится, спокойно контролировать ситуацию. А этого как раз и не было...

К сожалению, все получилось так, как часто бывает в нашем футболе (да простят меня борцы за такое сравнение), когда команда с самого начала играет на заведомо устраивающую ее ничью и получает на последних минутах, а то и в дополнительном времени мяч в свои ворота.

Результатом нашего тяжа был, кстати, расстроен и Таймазов.

- Наверное, Курамагомед слишком обрадовался тому, что я так рано сошел с дистанции, - грустно пошутил он. - Жаль.

Что тут добавить? Возможность ухватить удачу даже в две заключительные секунды полуфинала у Курамагомедова была. Напомню одно известное высказывание Карелина: «Судьба дает шанс каждому. Просто не каждый бывает способен им воспользоваться».

Когда шла финальная схватка, в которой выясняли отношения кубинец Алексис Родригес и обидевший российского борца Полатчи, трудно было отделаться от мысли, что на их месте мог оказаться кто угодно. Например, гигант-китаец Лей Лянь. История вольной борьбы еще не знала случая, чтобы китайские спортсмены боролись в тяжелом весе. Но Китай - страна специфическая. Борцы Поднебесной неоднократно приезжали в Россию и на Украину тренироваться вместе с сильнейшими спортсменами этих стран. Учитывая способность китайцев мгновенно впитывать любую полезную информацию и так же мгновенно перерабатывать ее в собственный опыт, уже сейчас очевидно, что на Играх в Пекине местные вольники совершенно не собираются выступать в роли статистов.

А может быть, все сложится совсем иначе. Не зря ведь спортивная судьба так горазда на издевки.