Елена Егошина на ковре могу и укусить СпортЭкспресс ..



Женская вольная борьба вполне могла быть включена в олимпийскую программу уже в Сиднее. Именно с прицелом на это после Игр в Атланте было сокращено количество мужских категорий. Однако более везучими оказались женщины-штангистки. Отношение к борьбе слабого пола (как, впрочем, и к штанге) у многих остается сложным до сих пор.

«Зачем? - искренне недоумевал в Братиславе олимпийский чемпион Анатолий Белоглазов. - Достаточно ведь одного сильного нечаянного удара в живот или грудь, чтобы последствия оказались самыми тяжелыми. Неужели об этом никто не задумывается?»

Как бы то ни было, чемпионат Европы показал, что женская борьба вовсю набирает обороты в самых экзотических (то есть неборцовских} странах: Австрии, Норвегии, Швейцарии. «Когда мужчины в маленьком городке уходят на тренировки, что остается делать женщинам? Только идти за ними», - пошутил один из тренеров немецкой команды. Мне же на вопрос: «Зачем?» исчерпывающе ответила четырехкратная чемпионка Европы Елена Егошина: «Спорт дал мне все. И какая разница, какой это спорт?»

Разговор с Еленой был слегка омрачен поражением в схватке за третье место Натальи Ивашко. Ее соперница итальянка, закончившая схватку с разгромным - 5:0 - счетом, скакала по ковру как умалишенная, а Егошина, словно извиняясь за подругу, говорила:

- У нас очень сильная команда. Единственное, чего не хватает, - международного опыта. Соревнований-то, считайте, в году всего три: чемпионат России, чемпионат Европы и чемпионат мира. Если кроме этих стартов появляется возможность выступить еще где-нибудь - уже здорово. Вот и приходится учиться по ходу чемпионатов.

- Тем не менее вы уже четырехкратная чемпионка Европы. Ваша чистая победа в Братиславе всего за минуту с небольшим - следствие опыта или же это везение, стечение обстоятельств?

- Вряд ли это можно разложить на части. На ковре ведь все делаешь автоматически. Словно инстинкт самосохранения включается. Если честно, то я и схватку-то не помню. Помню, как выходила на ковер, как дожала немку. А что было в промежутке - ну хоть убейте...

- В вольную борьбу вы пришли давно?

- Я занималась дзюдо в Сургуте с 13 лет. Начала тренироваться в общем-то случайно - секция была рядом. А мне ужасно хотелось попасть в спорт. Ездить везде. Вот и тренировалась больше всех. Входила даже в сборную СССР, переехала в Москву. А потом как-то подружка, с которой мы вместе ходили на тренировки, сказала, что решила попробовать выступить на первенстве Москвы по вольной борьбе. У меня же такой характер, что я обязательно должна выиграть, опередить. В чем угодно. Но чтобы лучше меня никого не было. Вот и на те соревнования по вольной борьбе мы пошли вместе. И я сразу же стала чемпионкой Москвы. Так с 1991 года все и началось. А вообще я всем обязана тренеру - Николаю Владимировичу Гаркину. И судьбе, наверное.

- За то, что привела именно в борьбу?

- Не только. Мне везет на людей. У меня прекрасный куратор в академии физкультуры - очень мудрый человек. Прекрасные тренер, команда. Очень интересная жизнь.

- Но ведь борьба - это не шахматы. Можно ведь получить не просто травму, а изуродовать лицо, уши. Неужели не страшно?

- Я не очень об этом думаю. Хотя этот чемпионат - первый, который я закончила без синяков. Обычно приезжаю такая побитая... Особенно с чемпионатов мира - там мне пока не везет: два раза была третьей. Бывало, рассекала на ковре бровь. Но это быстро проходит без всяких шрамов. Правда, как-то я привела в зал маму, когда она приезжала в Москву, так она в шоке была от того, чем я занимаюсь. А что касается более серьезных травм, то у женщин их гораздо меньше, чем у мужчин. Мы же более растянутые, гибкие. Да и приемы в женской борьбе не столь резкие, нет сильных бросков.

- А уши?

- Бывает, конечно. И когда заметно - не самое приятное зрелище.

- Наверное, поэтому женская борьба и выглядит более осторожной?

- Не думаю. У нас настрой один: кусайся, щипайся, делай что хочешь - но выигрывай.

- На чемпионатах мира конкуренция намного выше, чем в Европе?

- Не сказала бы. У нас считаются довольно сильными американки, японки. Но шансы выиграть у меня были всегда. Один раз проиграла схватку за выход в финал за две секунды до свистка, один раз проиграла по мнению судей. Здесь, кстати, тоже очень тяжело было. Я в начале сезона получила травму - сильно надорвала мышцу бедра - и только за месяц до чемпионата начала нормально тренироваться. Когда боролась за выход в финал, то от напряжения даже руки отекли.

- Какая-то постоянная и особо неудобная соперница у вас есть?

- Нет. Я выступала во многих категориях - 50 кг , 53. Сейчас - 51. На тренировках в «Трудовых резервах» я борюсь в основном с ребятами - кроме меня, девочек в зале нет. Иногда с тренером. Когда я только пришла в зал, мальчишки на меня смотрели как на ненормальную. «Знаешь, - говорят, - что с тобой через два года будет? Зачем тебе это нужно!» Когда узнали, что я уже четыре года дзюдо отзанималась, стали посматривать с уважением. А сейчас часто на соревнования приходят, болеют, поддерживают.

- А то, что мужские и женские чемпионаты Европы стали проводить вместе, - это хорошо или плохо?

- Хорошо, конечно. Мы же учимся на мужских примерах. И тренеры все мужчины. Я, кстати, в Братиславе очень остро почувствовала, насколько мы уступаем ребятам в технике, в умении вести схватку. Ко мне после одной из побед подошел Бувайсар Сайтиев, поздравил, похвалил. Вы не представляете, что это для меня значило. Разве можно было после этого проиграть у него на глазах? Стыдно-то как!