Дзамболат Тедеев самодеятельностью заниматься не будем МК ..

НЕВОЛЬНАЯ БОРЬБА

Главный тренер сборной России по вольной борьбе Дзамболат Тедеев рассказал обозревателю МК Марине Перевозкиной, как он намерен бороться за власть в Южной Осетии. В ноябре этого года в Южной Осетии состоятся очередные выборы президента. Предыдущие в 2006 году проходили еще в непризнанной республике, теперь же ее независимость признана Россией. Поэтому предстоящие выборы очень важны для будущего Южной Осетии. Президент Кокойты по Конституции не может баллотироваться на третий срок. Среди возможных кандидатов эксперты называют и Дзамболата Тедеева - главного тренера сборной России по вольной борьбе, известного в обеих Осетиях человека. А его недавнюю поездку на родину, закончившуюся громким скандалом, считают началом предвыборной кампании. Действительно ли Тедеев хочет стать президентом Южной Осетии? Об этом МК решил спросить у него самого. - Дзамболат, некоторые люди говорили мне, что Эдуард Кокойты стал президентом с вашей помощью. Это на самом деле так?
 
- Просто задайте вопрос: где был его первый предвыборный штаб? Он был в моей спортшколе в Цхинвале. Где он жил? У меня дома. На чем он ездил? У человека не было своей машины, он же не пешком ходил на встречи с избирателями. И спросите, как зовут его сына? Его старшего сына от первого брака зовут Джамбулат. В мою честь. Мать этого парня зовут Марина. Она грузинка, сейчас живет в Питере.
 
- Обвиняете ли вы Эдуарда Кокойты в гибели своего старшего брата Ибрагима? (Ибрагим Тедеев, бывший секретарь Совбеза Южной Осетии, был застрелен во Владикавказе в 2006 году)
 
- Я никогда его в этом не обвинял. Слухи об этом распространяли недоброжелатели, чтобы нас поссорить. Но у меня нет никаких фактов, чтобы говорить такое. Я считаю, что Кокойты не имеет никакого отношения к гибели моего брата.
 
- Если вы поддерживали Кокойты во время его первых выборов, то почему потом с ним разошлись?
 
- Тогда у нас было два кандидата. Первый - Резо Хугаев. И запасной — Эдуард Кокойты. Когда Хугаева не зарегистрировали, мы стали работать над вторым вариантом. Прошло 9 месяцев после того, как он стал президентом, и вдруг ночью своим указом он уволил всех ребят, которые его поддерживали. После этого я его не видел и до сих пор не знаю, почему он так поступил.
- Генеральная прокуратура Южной Осетии недавно возбудила против вас уголовное дело «по факту публичного оскорбления сотрудников ОМОН». Признаете ли вы эти обвинения и с чем они связаны?
 
- Разумеется, не признаю. Я вообще не понимаю, на основании каких фактов это дело возбуждено. Похоже, просто из-за того, что я приехал к себе домой отметить юбилей своего отца. Мы ехали с доброй миссией. Ни у кого из нас не было с собой оружия. Нас обыскивали на 4-х блокпостах, поэтому провезти оружие было невозможно. Будет уголовное дело или нет – я все равно буду приезжать к себе домой, когда считаю нужным.
 
- Кстати, вокруг этого юбилея тоже много спекуляций. Говорят, что юбилей вашего отца был еще в прошлом году?
 
- Да, ему действительно исполнилось 70 лет в прошлом году. Но тогда он болел, и мы его отвезли в Германию, где ему сделали операцию. Праздновать не было возможности. И вот теперь мы приехали во Владикавказ на первенство России. Я сказал моим друзьям: давайте заодно 18 апреля поедем в Цхинвал и отметим юбилей моего отца. -Ваша поездка была санкционирована кем-то в Москве? - Да, мы поставили в известность о намерении поехать в Цхинвал некоторые структуры. Нам сказали: «Мы не можем вам это запретить, вы имеете полное право поехать к себе домой. Но имейте в виду, что Кокойты это может не понравиться». Кстати, когда мы вернулись во Владикавказ, то первым делом направились в ФСБ. Чтобы они увидели, что мы совершенно трезвые и адекватные. Они все зафиксировали.
 
- Многие эксперты считают, что ваш недавний визит в Цхинвал - предвыборная поездка. Что вы хотите баллотироваться в ноябре на президентских выборах в Южной Осетии.
 
- Сегодня еще рано об этом говорить. Мы пока говорим только о том, что приехали домой с мирной миссией, и нас с оружием в руках встретили. Мы же не приехали туда для того, чтобы вести политическую агитацию. Мы никаких политических заявлений не делали.
 
- Говорят также, что вы обсуждали вопрос о своем выдвижении на выборах в администрации президента РФ. Вы действительно туда ходили?
 
- Да, два раза. В первый раз меня пригласили в связи с событиями 11 декабря на Манежной площади. Тогда собрали представителей всех кавказских диаспор, проживающих в Москве. Нас просили не поддаваться на провокации, поработать с молодежью. У меня команда интернациональная, и все у себя на родине очень влиятельны: кто в Дагестане, кто в Чечне, кто в Кабардино-Балкарии, кто в Осетии. Я после этого проводил раз пять собрания с авторитетными титулованными спортсменами, мы все это проговорили.
 
- А про конституцию Южной Осетии вам в Кремле ничего не говорили?
 
- Говорили. Что никто конституцию трогать не будет.
 
- Но по конституции вы не можете баллотироваться. По конституции президентом Южной Осетии может стать только гражданин, проживающий на ее территории последние 10 лет.
 
- Сам Кокойты тоже в свое время не имел права баллотироваться. На первых выборах у него не было юго-осетинского паспорта, и по 10-летнему цензу он не проходил. Паспорт ему после первого тура принес и в торжественной обстановке вручил Дмитрий Санакоев, тот, который сейчас «альтернативный президент» со стороны Грузии. Кокойты стал президентом с нашей помощью. Когда он шел на второй срок, то успел к тому времени прожить в республике только 5 лет, а не 10, как требуется по закону. Так что если закон для всех одинаков, то почему одному можно, а другому нельзя? Кстати, они сами уже проигнорировали мнение Москвы и внесли изменения в Конституцию. Например, что именно последние 10 лет кандидат должен жить в республике — раньше такого не было.
 
- Но формально они правы: вас могут не зарегистрировать в соответствии с Конституцией.
 
- Мое мнение: все зависит от народа. Помните, в Абхазии не хотели пускать Багапша? А народ его хотел. И что, он не стал президентом? Стал. И хорошим президентом.
 
- То есть вы рассчитываете, что народ выйдет за вас на улицы?
 
- Я этого не говорил. Но все зависит от народа.
 
- А у вас есть юго-осетинский паспорт?
 
- Нет. Но у Кокойты тоже паспорта не было. Я родился в Южной Осетии. Любой, кто родился в стране, имеет право баллотироваться в ее президенты. Мировая практика такая. Я от гражданства Южной Осетии никогда не отказывался, заявления не писал, но паспорт мне не дают. Почему? Потому что есть прямое указание президента – не выдавать мне паспорт. Хотя я обращался за ним много раз.
 
- Как же вы будете баллотироваться без паспорта?
 
- Там 99% населения - граждане РФ. Министры - россияне. И это хорошо. Если они могут, то почему гражданин России, родившийся в Южной Осетии, не имеет права стать президентом?
 
- А Кремль дал вам «добро» на то, чтобы идти на выборы?
 

- Мы этот вопрос там даже не обсуждали. Пока рано об этом говорить, я сам еще не решил. Мы сегодня имеем авторитет и уважение в Южной Осетии. А Кокойты видит во мне политического оппонента. Но это еще не означает, что я иду на выборы.
У меня даже мысли не возникнет идти на выборы, если не будет на то благословения из Москвы. Кандидат должен устраивать Россию, иначе республика не получит помощи. Как руководство России скажет, так мы и поступим. Самодеятельностью заниматься не будем.