Дзамболат Тедеев дальше так в Южной Осетии продолжаться не может. Дальше может быть только полный крах ОсетияКвайса ..

1 ноября во Владикавказе главный тренер сборной России по вольной борьбе Дзамболат ТЕДЕЕВ, считавшийся до последнего времени безоговорочным фаворитом на выборах президента Южной Осетии, сделал давно ожидаемое заявление о поддержке в предвыборной кампании Аллы ДЖИОЕВОЙ, и теперь именно с ее именем многие жители РЮО связывают свои главные надежды на кардинальные перемены к лучшему.

 На следующий день прославленный на весь спортивный мир тренер вылетел в Москву. Перед отлетом  Дзамболат ТЕДЕЕВ рассказал главному редактору сайта «Осетия-Квайса» Игорю ДЗАНТИЕВУ о том, почему Народный фронт Южной Осетии отдал предпочтение Джиоевой и о том, в каких условиях двойных стандартов проходит нынешняя предвыборная борьба.

– К вам обращались другие кандидаты в президенты Южной Осетии за поддержкой?

– На меня выходили, просили поддержать. Среди других кандидатов есть достойные. Но решение мы принимали коллегиально. Собрался наш актив, и все единодушно высказали свое мнение в пользу Аллы Алексеевны Джиоевой. Потому что ее позиции по главным моментам совпадают с позицией Народного фронта. Плюс она зарекомендовала себя человеком волевым и смелым, не было еще ни одного мероприятия, в котором бы Джиоева самым активным образом не участвовала. И мы уверены, что и в оставшиеся до выборов дни, и в случае успеха, она не дрогнет, что ее предвыборная программа будет обязательно подкреплена конкретными практическими шагами.

Это важно. Потому что сегодня все как-то быстро прозрели и стали критиками нынешней власти, которая народ довела до нищеты и бесправия. Но где эти кандидаты, которые работают на высоких государственных должностях или в коммерческих структурах, были вчера? Почему молчали? Да потому, что они зависимы от действующего президента и созданной им системы. Если же многие из кандидатов в той или иной мере зависят от власти, то что изменится после выборов? Ничего. Все останется по-прежнему.

Для нас президентская должность – не самоцель. Для нас самое главное – вернуть Южной Осетии закон, снять все искусственные уловки и барьеры, которые навязаны властью, и навести порядок в расходовании огромных финансовых средств.

– Насколько ваш призыв будет услышан избирателями? Ведь бывает и так, что люди готовы голосовать за определенного человека и не готовы за его соратника?

– Алла Алексеевна Джиоева – это наш независимый кандидат, который выражает общее мнение. И я уверен, что ей поверят, и она сможет решить те задачи, которые мы перед собой ставим и которые ждет наш народ. Сегодня команда, поддерживающая Джиоеву, очень большая. Это, прежде всего, те восемьсот человек, которые, сменяя друг друга, находились возле моего дома в Цхинвале в пик репрессий после 30 сентября. И когда меня не зарегистрировали, то все эти люди сказали: мы встанем рядом с тем, кого вы поддержите. Так сказали и мне, и находившемуся все это время в Цхинвале Анатолию Константиновичу Баранкевичу, которого народ Южной Осетии очень уважает.

– С момента вашего отъезда в Москву и вплоть до 1 ноября, когда вы вместе с генералом Баранкевичем сделали заявление о поддержке Аллы Джиоевой, вас фактически не было слышно на политическом поле. Что произошло за это время? Были ли какие-то встречи на государственном уровне?

– Официальных встреч не было. Хотя до этого мне говорили, что пообщаться надо. Но никто так и не выразил такого желания.

– То есть никаких контактов с представителями администрации Президента России не получилось?

– Официальных контактов – нет. А неофициальная встреча была. Но она состоялась случайно на другом мероприятии. Я высказал свое мнение о ситуации в Южной Осетии, мой собеседник – свое. Дальнейший разговор шел вокруг да около – без конкретики. Вот и все.

– Думаю, вы догадываетесь, что я не из праздного любопытства вас так настойчиво об этом спрашиваю. Дело в том, что во Владикавказе, а в Цхинвале – еще больше – усиленно запускается слух, будто бы вам пригрозили увольнением с должности, если вы не поддержите Бибилова. Насколько это соответствует реальности?

– Никто мне таких условий не выставлял, да и не мог выставить. Я как работал, так и работаю главным тренером сборной России. Сейчас мы готовимся к командному Кубку Европы «Московские звезды», который состоится 12-13 ноября. Тренировочный сбор проходит в Новогорске. И я приехал буквально на полтора дня, чтобы сделать политическое заявление и обсудить со своими соратниками тактику дальнейшей работы.

– Значит, ваша принципиальная позиция за время пребывания в Москве не изменилась и вы не вышли из предвыборной борьбы?

– Конечно, нет. Еще раз подчеркну: мы поддержали человека, который разделяет наши взгляды на то, что происходит в Южной Осетии сегодня, и как должна там строиться жизнь завтра. Для нас на первом месте стоит не вопрос о том, чтобы именно Тедеев стал президентом. Или Джиоева. Для нас самое главное состоит в том, чтобы в Южной Осетии работал закон. Чтобы любой гражданин Южной Осетии мог спокойно приезжать к себе домой, и ему бы никаких препятствий не ставили. Чтобы любой российский гражданин мог бы приезжать, помогать нам в созидании, не боясь вкладывать деньги. А сегодня как происходит? Даже если у тебя есть желание заниматься благотворительностью, и ты хочешь сделать что-то для людей, то возможности для этого нет. Почему? Потому каждый шаг надо согласовывать с президентом и его окружением, давать «откаты». И то неизвестно, что потом будет.

– А как же спортивная школа Дзамболата Тедеева? Она ведь продолжает работать?

– Работает. Но она была создана мною 18 лет назад. Сейчас же из этой идеи ничего бы не получилось. Вы только представьте, сколько за эти годы через нее мальчишек прошли, а сегодня все равно препятствуют деятельности школы. То ее хотят закрыть, то еще какие-то козни строят.

Десять лет назад находившееся рядом здание, которое было полностью разрушено, мы взялись за свой счет привести в порядок. Хотели сделать там спортинтернат для одаренных детей из сел. Они бы там жили, питались, тренировались, учились и становились спортсменами, которые бы приносили славу Осетии и России. Но как только мы это здание восстановили, у нас его забрали и сделали там налоговую инспекцию. А нам даже не компенсировали тех денег, которые мы туда вложили. И это с проектом, далеким от коммерции, основанном на чистом меценатстве.

Вот и подумайте, при такой системе функционирования власти захочет ли серьезный бизнесмен вкладывать в Южную Осетию инвестиции?

– В дни осады вашего дома в Цхинвале вокруг него был образован «живой щит». А вне Южной Осетии вы ощущали такую же сопричастность к происходящему?

– Благодарен россиянам и гражданам зарубежных государств, а их было очень много, которые выразили солидарность с моей позицией и позицией моих единомышленников. Те, кто не смог приехать (если помните, власти Южной Осетии вообще пошли на абсурдный шаг, закрыв границу с Российской Федерацией), звонили в Цхинвал, старались поддержать нас всех.

– Это были только спортсмены-вольники?

– Звонили со всех концов мира. Президент футбольного клуба «Алания» Валерий Газзаев звонил, знаменитый Александр Карелин, Юрий Башмет, Валерий Винокур, сенаторы,  депутаты Госдумы России. Абсолютное большинство осетинских общин в России и осетинских диаспор в других странах нас поддержали. А кто поддержал публично Кокойты? Кроме одного человека – никто.

– Две недели назад вы приветствовали инициативу об объединении нескольких кандидатов, среди которых была и Джиоева. Почему эта инициатива заглохла?

– Чтобы ответить на этот вопрос, нужно знать истинные мотивы каждого. Может быть, кто-то именно себя уже видит в кресле президента. А, может быть, на кого-то было оказано влияние с тем, чтобы такого объединения не произошло. Возможно, кому-то должности пообещали или что-то еще. Очень жаль, конечно, что так получилось. Соединив усилия, можно было бы еще более успешно вести предвыборную кампанию. Но из того, что мы видим сегодня, именно у нашего кандидата – Аллы Алексеевны Джиоевой – больше всего шансов на победу. Она отражает реальные настроения народа, который не хочет больше доверять тем, кто был во власти в послевоенные годы.

– В случае успеха Джиоевой вы себя видите в каком-либо качестве в Южной Осетии?

– Я готов работать в любой самой скромной должности, если это для Южной Осетии будет необходимо. Но всем известно, что у меня уже есть любимая работа. Тем не менее, где, когда и в чем мое участие будет нужно, я свое плечо подставлю. Ведь все мои действия направлены только на то, чтобы в Южной Осетии царил мир, царил закон – мне больше ничего не надо.

– Почему, на ваш взгляд, не был решен вопрос с открытием избирательных участков на территории Северной Осетии?

– Только по одной простой причине. Если бы нынешнее руководство Республики Южная Осетия хотело, чтобы прошли объективные и демократические выборы, чтобы не ущемлялись избирательные права граждан, то эти участки бы открыли.

– Руководство Северной Осетии тоже высказалось за то, что нет необходимости открывать участки во Владикавказе и в Пригородном районе.

– Никто не имеет права лишать народ возможности выбора. А это и конституционное, и моральное право каждого гражданина Южной Осетии (он же гражданин России), проживающего в Северной Осетии. Получается, что высокие должностные лица потеряли чувство реальности, оторвались от земли и с народом просто не считаются.

– Вот вы аргументируете свою позицию конституционными правами граждан, а глава Северной Осетии Таймураз Мамсуров 20 октября в своем микроблоге написал: «Я поддерживаю и полностью разделяю позицию депутатов Парламента нашей республики и рекомендую юго-осетинским законодателям ничего не рекомендовать властям Северной Осетии. Независимое государство переживает сейчас непростой период и вместо того, чтобы сосредоточиться на законотворческой деятельности в интересах своего народа, они рассуждают о том, чем и кому надо бы заняться. Считаю точку зрения наших депутатов понятной и конструктивной. Решение не открывать избирательные участки это внутреннее дело Северной Осетии».

– Потрясающе! Почему руководители Северной и Южной Осетии искусственно разделяют наш единый народ? Осетия – это наша общая родина. Но один сделал из осетин иностранцев для Южной Осетии. А другой заявляет – «внутреннее дело». Почему-то права имеют только те, кто находится у власти. И почему-то любой вопрос поворачивается так, как им хочется, а не как следует из закона.

– Вы усматриваете здесь двойные стандарты?

– Конечно. Когда сам Кокойты дважды баллотировался в президенты, то участки в Северной Осетии открыты были. Когда парламент Южной Осетии в 2009 году избирали – тоже. А сейчас? В Абхазии, где 10 граждан Южной Осетии, открывать участки можно, в Москве, где 200 голосующих – можно, а в Северной Осетии, где по разным оценкам проживают от 25 до 30 тысяч избирателей – нельзя! Лишать народ права выбора – это негуманно, неконституционно и неправильно.

К сожалению, нынешняя кампания по выборам президента Южной Осетии превзошла все мыслимые нарушения, которые носят демонстративно вызывающий характер.

– Что из последних предвыборных событий можете привести в подтверждение своих выводов?

– То, что Центральная избирательная комиссия оставила в списках кандидатов Георгия Кабисова. Если бы она была беспристрастной и действовала по единым законодательным стандартам, то такого бы не было. Мне отказали в регистрации, ссылаясь на принятую в последний момент трактовку постоянного проживания при определении так называемого ценза оседлости.

Если вы помните, то мною были представлены документы, соответствующие требованиям по всем юридическим параметрам. Есть ведомости, по которым мне начислялась заработная плата в спортивной школе, потому что я не только ее создал и ее поддерживаю, но организую тренировочный процесс, провожу мастер-классы. У меня есть паспорт гражданина Южной Осетии. Есть заверенные свидетельства соседей о постоянном проживании. А в 2002 году, когда сам Кокойты шел на президента, его сосед по лестничной площадке сказал, что он здесь не проживал. И когда Кокойты в Центризбирком пришел, у него паспорта не было как гражданина Южной Осетии. Но, невзирая на все это, его зарегистрировали. Причем, ЦИК возглавляла та же самая Белла Плиева, которая возглавляет и сейчас. Как это можно понять?

Мне отказать на законных основаниях было невозможно. И тогда, после того, как три кандидата уже были зарегистрированы (и здесь не был соблюден принцип равенства условий для всех претендентов), то срочно изобрели другую трактовку закона, заявив, что в течение года человек не может выезжать из Южной Осетии более чем на три месяца.

А Кабисова, который с 2002 по 2004 г. работал во Владикавказе в банке, легко зарегистрировали. Выходит, для него закон не писан? И я скажу, почему. Потому что он родной брат жены прокурора Хугаева и входит в ближний круг Кокойты, который таким способом хочет остаться во власти.

– Трудно не согласиться с вами в том, что подходящая к завершению кампания по выборам президента Южной Осетии не отличается правовой и нравственной щепетильностью. И это не может не огорчать. А были ли в ней моменты, которые помогли вам укрепиться в правильности своего шага – пойти на открытую борьбу с действующей властью при заведомо неравных условиях?

– Меня порадовала гражданская активность народа. За последние месяцы я побывал почти во всех населенных пунктах Южной Осетии, даже в отдаленных горных селах, общался с жителями. Уже тогда понял, как людям важна опора, как необходима надежда. Я горжусь, что многие поверили мне, рассматриваю это как высокую честь и ответственность. У нас очень быстро сформировался костяк единомышленников, а единомышленниками можно назвать практически всех, кто осознал: дальше так в Южной Осетии продолжаться не может. Дальше может быть только полный крах.

Когда в день рассмотрения вопроса о моей регистрации 30 сентября в Цхинвале были спровоцированы силовые действия против меня и моих сторонников, никто не отступил от этой позиции. Наоборот, народная поддержка только возросла. И это дает мне основания смотреть в будущее Южной Осетии с оптимизмом, несмотря на яростно и отчаянно чинимые препятствия. Я очень надеюсь на то, что мы все общими усилиями добьемся права начать перемены, которые так ждет наш народ, и начнем новую страницу в современной истории Южной Осетии.