Даулет Турлыханов народный герой СпортЭкспресс



Досье: Турлыханов Даулет. Родился 18 ноября 1963 года. Заслуженный мастер спорта по греко-римской борьбе. Семикратный чемпион СССР. Чемпион Европы-1986 (74 кг). Чемпион мира-1989 (74 кг). Двукратный обладатель Кубка мира в категориях 74 и 82 кг (1986, 1990). Серебряный призер Олимпийских игр-1988 (74 кг). Бронзовый призер Олимпийских игр-1992 (84 кг). Двукратный чемпион Азии в категориях 82 и 90 кг (1995-96). Победитель Азиатских игр-1994. Закончил спортивную карьеру в 1997 году. Депутат парламента Казахстана трех созывов. До 2005 года – председатель Агенства по спорту и туризму Казахстана.

Член бюро Международной федерации борьбы (ФИЛА). Женат. Имеет четверых детей.

Вряд ли найдется в спортивной борьбе человек, в большей степени претендующий на роль национального героя своей страны, чем Даулет Турлыханов. Родился в не очень богатой казахской многодетной семье, в самой глубинке страны – селе Георгиевка Семипалатинской области. За 10 лет, проведенных в спорте, выиграл все, за исключением Олимпийских игр, крупнейшие соревнования.

Без олимпийского золота послужной список принято считать неполным, однако в карьере Турлыханова (помимо участия в трех Олимпиадах и двух завоеванных на них медалей) имелось совершенно уникальное – учитывая конкуренцию тех лет - достижение: семь выигранных подряд чемпионатов СССР. Так что нет ничего удивительного в том, что в Казахстане имя Турлыханова увековечено со времен его выступлений. И трудно сказать, что является большим поводом для гордости: послеспортивная деятельность борца, в которой нашлось место и политической деятельности, и руководству казахским спортом, и бизнесу, или же целая сеть спортивных клубов «Даулет», уже добрый десяток лет воспитывающих борцов по всему Казахстану.

В сентябре 2006-го в китайском Гуанчжоу Турлыханов был избран в бюро Международной федерации борьбы – высший орган этого вида спорта.

- Даулет, за время ваших выступлений в сборной СССР вы были не столь популярны, как многие другие борцы. Восполните пробел – расскажите, как вообще попали в греко-римскую борьбу? Ведь начинали-то с вольной?

- Да. Пришел в этот вид спорта по примеру отца. Он довольно долго занимался вольной борьбой, был чемпионом Средней Азии. В 1956 году он закончил алма-атинский институт физкультуры и вернулся на родину работать в школе – поднимать сельский спорт.  Мама – тоже преподаватель. Закончила физико-математический факультет.

- Получается, «спортивные» гены отца перевесили в момент выбора вами жизненного пути?

- В нашей семье помимо меня еще девять детей. Семь братьев и двое сестер. Отец всегда был сторонником активного образа жизни. Сам принимал участие во всех мероприятиях, в турнирах по национальной борьбе. Раньше ведь в селах как было? Летом все занимаются летними видами, зимой – зимними. Проводилось множество районных, областных соревнований. Именно отец настоял на том, чтобы отправить меня учиться в республиканский спортивный интернат для одаренных детей. Но выяснилось, что отделения вольной борьбы там нет. Вот так я и оказался в греко-римской.

- Тяжело было переучиваться?

- Навыки держались долго. Помню, когда уже попал в сборную СССР, поехал на турнир в Германию, где выступала и наша команда по вольной борьбе. На одной из тренировок я для развлечения стал бороться с вольником, выступающим в аналогичной категории - 74 кг. И на глазах у двух главных тренеров – Геннадия Андреевича Сапунова и Ивана Ярыгина -  сумел пройти ему в ноги. Ярыгин мне даже перейти в его команду предложил. Ну а когда меня отец повез в спортинтернат, мама очень расстраивалась. Плакала даже: «Что сельчане подумают? Что мы своего ребенка прокормить не можем, поэтому в интернат сдали?»

Но отец твердо стоял на том, что, оставшись в селе, я вряд ли сумею чего-то добиться в жизни.
Он, безусловно, был прав. Из спортинтернатов в те времена вышло немало сильных борцов. Да и не только. В нашем интернате, например, училось 17 спортсменов, ставших впоследствии олимпийскими чемпионами. Одновременно со мной учились прыгун в воду Сергей Немцанов, гимнаст Валерий Люкин, баскетболист Валерий Тихоненко, волейболистка Елена Чебукина, Шамиль Селиков – чемпион московской Олимпиады в греко-римской борьбе.

Я там мало чем выделялся. Лучшим достижением была победа в юношеском первенстве ЦС «Динамо» – эти соревнвоания тогда считались сильными и довольно ответственными. Одно только соперничество «Динамо» и ЦСКА чего стоило! В молодежном возрасте был призером первенств СССР, выиграл ряд крупных турниров.

И вдруг начался спад. Уже потом я понял, что такой «переходный» период приходилось переживать многим спортсменам. Но тогда я был в полной растерянности. Получилось так, что за год сильно вырос, добавил 20 кг веса. Соответственно, начались проблемы технического характера. Делал прием, а силенок довести его до конца не хватало. Мама тогда сильно старалась убедить меня оставить борьбу. Когда я приезжал домой, она постоянно заводила разговор на эту тему. Соседских детей в пример ставила. Они, мол, все в институтах учатся, кто-то уже семью завел, работает. А я занимаюсь непонятно чем.
Я и сам склонялся к тому, чтобы бросить спорт.

- Что удержало?

- Случай. В 1981-м на первенстве молодежи в Набережных Челнах я каким-то образом попал на заметку Геннадию Сапунову. И он пригласил меня на сбор в Москву. По-сути это означало приглашение в сборную СССР. Именно там я впервые в жизни почувствовал, что такое настоящая тренировка. До этого, например, практически не работал со штангой - вообще не знал зачем это борцу нужно.

- Не страшно было ехать в Москву?

- Волновался сильно. Я в это время еще и в армии служил.

- По-настоящему?

- Первые 6 месяцев – да. Успел понять, что такое быть рядовым. Потом меня вдруг послали на чемпионат средне-азиатского военного округа по борьбе самбо. Я очень прилично отборолся, меня заметили и тут же забрали в команду вооруженных сил – по греко-римской борьбе. Но попасть по тем временам в сборную было почти несбыточной мечтой. Поэтому для меня это была неимоверная честь и гордость.

Сапунов вообще сыграл в моей жизни огромную роль. Когда я начал с ним работать, боролся в категории 68 кг. Но недолго – успел выступить в трех или четырех турнирах и перешел в 74. Там тогда выступали двукратный чемпион мира Александр Кудрявцев,  Михаил Мамиашвили. Мы с Мишей хоть и ровесники, но он в 19 лет уже успел чемпионом мира среди взрослых стать. А в 21 выиграл турнир «Дружба» - соревнования, которые были сделаны, как альтернатива Олимпийским играм в Лос-Анджелесе и на которых выступали все сильнейшие борцы соцстран.

В 1986 году я впервые выиграл взрослый чемпионат СССР. Мамиашвили там был четвертым. Вот так пришел первый серьезный успех. Хотя для меня тот чемпионат закончился так быстро, что я даже не понял и не успел по-настоящему почувствовать, что стал чемпионом.

Тогда ведь эти соревнования имели гораздо больший вес и престиж, нежели любой из нынешних национальных чемпионатов. Конкуренция была совершенно иная. Каждая из 15-ти республик, а также Москва и Ленинград выступали отдельными командами и везде были мощные ребята. По большому счету любой из призеров мог выиграть чемпионат мира.

- Как же так получилось, что вы семь раз становились чемпионом страны, а на чемпионатах мира выступали лишь дважды?

- Тогда было принято отправлять на разные соревнования разных спортсменов. На чемпионат мира - одного, на чемпионат Европы – другого, на Кубок мира – третьего. Чемпионаты СССР я выигрывал, но, поскольку отбор у нас проводился в несколько этапов, нужно было побеждать и на других турнирах. А это получалось не всегда. Кстати, и в 1986-м, несмотря на то, что чемпионом страны стал я, а сразу после этого выиграл Кубок мира, на чемпионат мира поехал Мамиашвили. Проиграл там шведу Рогеру Таллроту, но швед в свою очередь проиграл другие схватки (тогда правила позволяли выиграть даже с поражением) и Миша стал чемпионом. А в 1988-м на Играх в Сеуле мы боролись уже в разных категориях.

- Как вы восприняли завоеванное там серебро? Как успех, или как поражение?

- Однозначно – поражение. До финала я провел шесть встреч и был лидером. В четырех схватках досрочно клал соперников на лопатки, две закончил с явным преимуществом, со счетом 12:0, а вот седьмой поединок – с корейцем Ким Юн-Намом получилась роковой. С ним мы до этого неоднократно встречались на турнирах, я без проблем выигрывал. Да и в Сеуле кореец вышел в финал с одним проигрышем, при том, что ему попались не самые сильные соперники. Другое дело, что я совершенно не принял в расчет, что бороться предстоит не просто с хозяином ковра, но с первым корейским финалистом Олимпийских игр за всю историю борьбы в этой стране. К тому же не ждал никакого подвоха от судей. По-наивности не думал и не подозревал, что они могут до такой степени тащить соперника за уши. И никто из тренеров не подсказал, что это может случиться. А судьи вышли «заряженные».

В итоге кореец одержал победу со счетом 2:1. Потом все говорили о том, что выиграть в этой схватке должен был я. Но факт остается фактом. Он – чемпион, я – серебряный призер…

- Получается, ваши последующие Олимпиады, на одной из которых вы выступали за Объединенную команду, а на другой – уже за Казахстан, превратились в отчаянную попытку ухватить ускользнувший в Сеуле шанс?

- Да. Очень хотел выиграть. Но, видимо, всему свое время. В Барселоне боролся в категории 82 кг при собственном весе в 79 кг. И за 17 секунд до конца полуфинальной встречи проиграл поляку Петру Степиену. У которого до этого тоже неоднократно выигрывал.

Думаю, свою роль сыграли сразу несколько факторов. Развал Советского Союза и, как следствие, – жесточайшая борьба за места в олимпийской команде. В моей категории у меня было два конкурента. Мурад Карданов и Виктор Малов. У обоих я в личных встречах выиграл – и на турнирах, и на чемпионате страны, но Мамиашвили, который тогда уже был главным тренером сборной, по каким-то причинам отдавал предпочтение Малову. Тот поехал на чемпионат Европы, проиграл его, после чего меня и включили в состав олимпийской команды.

Страшно тяжелыми были сборы. В результате мы все подошли к Олимпийским играм не в лучшей форме. В Барселоне было к тому же очень жарко и влажно.

До сих пор та полуфинальная схватка занозой в сознании сидит. Я ведь вел со счетом 2:0, но потом балл отдал. Когда уже почти гонг был, накатывать начал, но получилось, что накатил соперник. И схватка закончилась со счетом 3:2 в его пользу. А я занял в итоге третье место. Вот и получилось, что у меня есть абсолютно все золото, кроме олимпийского.

- Но вы ведь продолжали выступать и после Барселоны?

- Все это было уже несерьезно. В 1993 году, когда Казахстан стал выступать на международных соревнованиях уже как отдельное государство, я пригласил в сборную Сапунова. И сам поехал на чемпионат мира в Швецию, хотя тренировался перед этим от силы 15 дней. Дошел, тем не менее, до финала, где встретился с Хамзой Ерликая. Вел на протяжении всей встречи, а на последних секундах пропустил «обратный пояс». Турок тогда впервые в жизни стал чемпионом мира и уже пошел по восходящей. За Россию на том чемпионате выступал Мурад Карданов и стал третьим – тоже Хамзе проиграл. Ну а после этого я стал сам главным тренером.

Параллельно пошел в политику – трижды избирался депутатом парламента республики. В борьбе за это время мы впервые за всю историю выиграли на чемпионате Азии командный зачет у южнокорейцев. Мои ребята неоднократно становились чемпионами мира. Юра Мельниченко, Мхитар Манукян. Мельниченко стал в Атланте олимпийским чемпионом. Сейчас он вице-президент федерации борьбы Казахстана. Очень вдумчивый парень, грамотный. Одна проблема – женить не можем. А пора бы уже.

- Вас, получается, в свое время тоже «женили» по таким же соображениям?

- Нет, я сам. Влюбился сильно. Гюльнара тоже из Казахстана, из Кызыл-Ординской области. Родилась неподалеку от Байконура. Там летом доходит до 45 градусов жары. Когда поехал свататься – именно это запомнил.

Мы очень долго откладывали нашу свадьбу. Все никак не могли выбрать время. Я же постоянно в разъездах был. С одних соревнований приехал – зарегистрировались. Тут же снова на сбор уехал. Ребенок родился – я его только через неделю первый раз увидел – тоже на сборе был. Как раз в то время в Минске проходила Спартакиада народов, я там второе место занял и параллельно выиграл чемпионат страны. Сразу после этого подошел к Сапунову, сказал ему, что жена дочь родила и попросил разрешения домой съездить. Он говорит: «Езжай. Борцов у меня много…» Я думал – думал, никак не мог понять, что он этой фразой сказать хотел. И решил никуда не ехать. В результате вернулся домой только через месяц. Второй ребенок родился – меня снова дома не было.

Жене до сих пор очень благодарен, что она столько лет все это терпела.

- Удивительно, что при такой жизни вы вообще нашли время с ней познакомиться.

- Это произошло благодаря моей односельчанке. Она с моей женой на физическом факультете пединститута в Алма-Ате училась, вот и познакомила. Сейчас уже двадцать лет женаты, две дочки, два сына. Младшая дочка в садик ходит, ей 6 лет. Один сын – в школе, другой – в университете. У старшей дочери сын недавно родился, так что я уже дед. Старший сын пошел по моим стопам – выиграл чемпионат Азии среди юношей. Потом, правда, ему операцию на мениске сделали, два года он не боролся, а в этом году снова начал тренироваться. Очень надеюсь, что он станет хорошим борцом. Супруга – президент казахстанской федерации гандбола. Наши гандболистки, кстати, недавно впервые стали чемпионками Азии – выиграли у южнокорейской сборной. Кроме этого, когда я уходил в парламентскую работу, полностью доверил Гюльнаре руководство спортивным клубом «Даулет» – его назвали в мою честь. У клуба есть филиалы в разных городах, свои спортивные школы.

- В политику вы пошли по собственному желанию?

- Да. И почти сразу понял, что это решение было правильным. Выиграл в первом же круге и был совершенно потрясен тем, как народ меня поддерживает. Хотя все шестеро соперников были более чем достойные - очень заслуженные, известные, опытные люди.

Через год этот парламент распустили. Я выдвинул свою кандидатуру повторно – и cнова выиграл. Стал заместителем председателя комитета по правопорядку и безопасности. Когда был избран в третий раз, возглавил комитет по экологии. В Казахстане эта тема – одна из наиболее важных. Сам был в шоке, когда увидел последствия разброса гептила, который произошел при запуске российского спутника. Это страшно ядовитое космическое топливо. До сих пор в радиусе 150 километров вокруг Байконура нельзя пасти скот, брать воду. Я начал вникать в эти проблемы, взял хороших помощников. Но в 2000-м меня вызвал премьер-министр и сказал, что мне хотят поручить руководство казахстанским спортом.

Я отказался. Сказал, что отдал спорту уже слишком много и хочу продолжать заниматься вопросами экологии. Но потом меня вызвал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и настоял на том, чтобы я взял руководство спортом на себя.

- Насколько успешной вы считаете свою работу на этом посту?

- Если брать выступления казахской команды на Олимпиадах в Сиднее и Афинах, естественно, хотелось бы, чтобы результаты были выше. Игры в Сиднее получились очень тяжелыми. Первая золотая медаль была завоевана только на 17-й день – барьеристкой Ольгой Шишигиной в легкой атлетике. Всего этих медалей получилось три. Афинские Игры были неудачными – мы выиграли всего одно золото в боксе. На мой взгляд, слишком доверились тренерам. Было обидно, потому что я, как спортивный руководитель полностью создал условия для подготовки всем без исключения сборным командам. Они ездили на все соревнования, проводили сборы там, где считали нужным.

С другой стороны, благодаря поддержке Назарбаева, было сделано очень многое. Мы почти полностью воссоздали систему, которая существовала в Советском союзе – в каждом областном центре начали нормально функционировать республиканские и областные спортинтернаты по видам спорта для одаренных детей, центры олимпийской подготовки. Затратили больше двухсот миллионов долларов на строительство республиканской базы по летним видам спорта где будет порядка 20 объектов – бассейн, дворец спрорта, залы борьбы, штанги. По площади эта база в несколько раз больше, чем та, на которой мы когда-то тренировались в Новогорске. В кокчетавской области начали строительство зимней базы для биатлонистов и лыжников. Создали антидопинговую лабораторию.

В подготовке спортсменов я решил пойти по пути Китая. Помните, как они в начале 90-х начали приглашать к себе лучших специалистов со всего мира? Я пригласил в Казахстан турка болгарского происхождения – лучшего специалиста по тяжелой атлетике. Он - единственный тренер в мире, кому удалось подготовить двух трехкратных олимпийских чемпионов. В прошлом году у нас появился свой чемпион мира в категории до 85 кг – Илья Илин. 17-летний парень, который выиграл в прошлом году в Катаре у россиянина.

Еще пригласил тренера по тхеквондо из Южной Кореи. Практически договорился с тренером из Венгрии по байдарке и каноэ, который подготовил более сорока чемпионов мира.

Самая большая проблема в Казахстане - с кадрами. В регионах до сих пор не хватает специалистов. Те, что работают, недостаточно сильны. Понятно, что на те зарплаты, которые сейчас получают преподаватели и тренеры, никто работать не будет. Любой молодой парень скорее пойдет устраиваться в охранную фирму или куда-то еще.

- Но вы же сам – профессиональный спортсмен, с большим опытом и тренерской работы и руководящей. И тем не менее год назад ушли из спорта в бизнес. Где логика?

- Я слишком устал. От бесконечных совещаний, на которых надо было присутствовать независимо от того, о чем шла речь – о спорте, культуре или туризме. Устал и от того, что от наших спортсменов постоянно ждали побед. На чемпионатах мира, Азиатских играх, Олимпиадах. Я долго добивался того, чтобы регионы подчинялись центральному органу. Но они не подчиняются до сих пор. Все назначения идут без какого бы то ни было согласования. Откуда же сильная национальная команда? Из 100 процентов выделяемых на спорт средств восемьдесят идет на футбол. Я бился, чтобы было иначе. У меня не получилось.

Поэтому я честно сказал Назарбаеву, что не могу продолжать работать на этом посту. И нынешней весной переехал из Астаны в Алма-Ату. Сейчас руковожу корпорацией, куда влилось порядка 12 компаний – фабрики, заводы, сельскохозяйственные предприятия, гостиничный и строительный бизнес. Есть ряд крупных проектов. Много занимаюсь благотворительностью. Одна из давних задумок – построить у себя на родине мечеть и спортивные комплексы в трех районных центрах. По-прежнему помогаю борьбе.

- Как вы относитесь к избранию в бюро ФИЛА?

- Если честно, я хотел туда попасть. Насколько это целесообразно, покажет время.

- По английски вы говорите?

- Объясняться могу, но проблема, безусловно, есть. Выучить язык - одна из главных задач, которую я перед собой уже поставил. В моем нынешнем положении это - необходимость. Если, конечно, настраиваться работать в ФИЛА всерьез.