Даниеляна бодали но он вытерпел СпортЭкспресс ..



В первый финальный день чемпионата Европы лишь один российский борец - чемпион мира 1995 года Самвел Даниелян - оказался в финале. Зато отработал по максимуму, завоевав первую для России золотую медаль.

Даниелян до этого не становился чемпионом Европы ни разу. Он дважды (в 1987-м и 1989-м) выигрывал юниорские первенства континента, был третьим на чемпионате-93, четвертым - в 1995-м. На Играх в Атланте проиграл схватку за бронзу. Потом жизнь сложилась так, что Даниелян на целый год был вынужден оставить борьбу. А осенью 97-го он вернулся в спорт снова.

- Я думал только о том, что должен попасть в сборную, - рассказывал чемпион Европы после победы. - Возвращаться было очень тяжело. Как только начал тренироваться, наружу вылезли все старые травмы и болезни. Пришлось снизить нагрузки. Я долго лечился, участвовал в чемпионате России, но понимал, что не готов по-настоящему. Проиграл решающую схватку Борису Амбарцумову и снова впрягся в работу. Зато в этом сезоне стал чемпионом страны и поехал выигрывать чемпионат Европы. Ни о чем другом не думал. Состав участников в моей категории был чрезвычайно сильным, да и титулов у соперников хватало. Но все равно, даже если бы я занял второе место, посчитал бы, что еще один год прошел впустую.

- Вы были заняты только собственными выступлениями или успевали посмотреть, как боролись потенциальные соперники?

- Кого-то видел, о других рассказывали тренер Петр Арменакович Чинибалаянц и мой старший брат, который приехал в Софию. Они следили за всеми схватками, чтобы я меньше отвлекался. Я же знал, что должен только выигрывать. Причем так, чтобы ни у одного судьи вопросов не возникало.

- Новые правила представляли для вас сложность?

- Как ни странно, нет. Я больше думал о том, чтобы не поддаваться эмоциям, контролировать ситуацию на ковре. По молодости, случалось, меня здорово подводил собственный темперамент. Хотел провести как можно больше приемов - и подставлялся сопернику. В 1993 году, когда я выступал на своем первом взрослом чемпионате мира, правила были похожие: проигрываешь вторую схватку - остаешься вообще без места. Я вышел на корейца и проиграл со счетом 3:2. Весь следующий год был травмирован, а в 1995-м, когда поехал на второй чемпионат мира, думал только о том, чтобы зацепить хоть какую-нибудь медаль. Финальную схватку с Арменом Назаряном до сих пор помню: за восемь секунд до конца проигрывал со счетом 0:4 - и выиграл 5:4. Какие бы ни были правила, самое надежное - быть на голову выше соперников. Если силы равны, судья может сделать все, что угодно. Считаю, Алексей Мишин проиграл только по этой причине. Ну и опыта маловато, конечно.

- Глядя на ваше лицо, невольно вспоминаешь известное в борцовских кругах высказывание, что настоящий чемпион поднимается на пьедестал на костылях.

- В первой схватке с украинцем я ухо сломал. Двадцать лет берег уши, а тут не получилось. Во второй Ваган Джухарян мне глаз подбил. Но это он случайно. Бывает...

- Разве можно в пылу борьбы понять, нарочно или нечаянно ударил тебя соперник?

- Конечно. Когда я с болгарином в полуфинале боролся, он только и делал, что бодался. Провоцировал, чтобы я ему сдачи дал и попал под дисквалификацию. Самым тяжелым для меня в той схватке было сдержаться. Тренеры это прекрасно поняли - и стали мне жестами показывать, чтобы я ни в коем случае не сорвался. Закончил бороться - даже слезы на глаза навернулись от злости. Знаете, мне когда совсем тяжело становится, я дочкины глаза вспоминаю - ей, правда, всего восемь месяцев, но ничто другое не настраивает меня на победу так сильно.

Вторая четверка российских борцов (58, 69, 85 и 130 кг) добралась до заключительного дня без потерь - ни одного поражения. В воскресенье утром им пришлось несравненно тяжелее. Хоть многие и ругали новые правила, мотивируя тем, что они выбивают сильнейших, предоставляя шанс более слабым, битвы в полуфиналах шли не на жизнь, а на смерть. В финал не удалось пробиться лишь Александру Менщикову - его выбил олимпийский чемпион и двукратный чемпион мира турок Хамза Ерликая.

На фоне жесточайшего соперничества довольно необычно выглядели полуфинальные схватки в категории 130 кг . По супертяжелой категории новые правила ударили сильно. Слишком велик здесь разрыв в классе между лидерами и просто участниками. Вот и получилось, что Карелин, выбивший из сильнейшей подгруппы всех тех, кто мог бороться с ним так, чтобы на это не было стыдно смотреть с трибун, остался в окружении борцов, мягко говоря, странных. По сравнению с трехкратным олимпийским чемпионом итальянец Джузеппе Джунта был не только явно слабее, но и легче килограммов эдак на 20. Карелин за 1.50 провел показательный урок, включая коронный «обратный пояс», припечатал соперника к ковру, пожал ему руку и невозмутимо покинул зал.

Победитель другой полуфинальной схватки - толстенный грек Анастасиос Софианидис (с которым теперь Карелину предстоит встретиться в финале) больше всего напоминал на ковре не спортсмена, а завсегдатая дружеской мужской вечеринки, решившего помериться силой с приятелем. В основное время он задавил довольно стройного шведа Эдди Бенгтссона массой, а в дополнительное вызвал гомерический хохот зала: выяснилось, что слишком короткие руки не позволяют греку даже соединить их за спиной соперника так, как это предписывается правилами. А встать ближе мешает живот. По мнению большинства, самое разумное, что грек может сделать в финале, - взять автограф у Карелина, пожать ему руку и уйти с ковра от греха подальше. А то ведь можно и покалечиться.