Бувайсар Сайтиев о рекордах вообще не думаю СпортЭкспресс ..



После победы чемпион мира выглядел невероятно счастливым. Таким он не был ни в Атланте в 1996-м, когда одержал свою первую олимпийскую победу, ни в Афинах, где спустя восемь лет завоевал второе олимпийское золото, ни на одном из предыдущих чемпионатов мира. В ответ на вопрос: «Почему?» - Сайтиев улыбнулся:

- Радуюсь, что в шестой раз чемпионом мира стал. Я вообще научился радоваться вещам, на которые раньше не обращал внимания. Повзрослел, наверное. Стал понимать, что жизнь - это не фейерверк. Не так много в ней бывает дней, которые воспринимаешь как праздник. Я рад, что хорошо боролся. Понял, что в 30 лет могу не просто побеждать, а еще и чувствовать при этом, что куча сил осталась.

- Получается, сомневались в этом, когда обсуждали с тренером, стоит ли продолжать карьеру?

- Я ничего с ним не обсуждал. Думал. И принял скорее чисто прагматическое решение. Если бы у меня были какие-то серьезные дела, которые стоили бы того, чтобы бросить спорт, наверное, бросил бы. Но таких дел не оказалось. Так почему не подготовиться к чемпионату мира, если на это есть время?

- Означает ли это, что вы будете продолжать тренировки с тем, чтобы выступить еще на одной Олимпиаде?

- Как получится. Давно я себя не чувствовал так хорошо подошел к соревнованиям на самом пике формы. Перед чемпионатом мира настраивал себя на то, что легко не будет, что соперники очень серьезные. А тут что не попробую - все получается. Подумал даже: может, это я сам себе серьезных соперников напридумывал? Может, они и не такие серьезные? Интересно стало - что же такое с ними и со мной случилось.

- Даже в финале не волновались? Все-таки соперник - двукратный чемпион Европы, да еще выступающий в родных стенах.

- Миндиашвили как раз об этом меня предупреждал: мол, будь повнимательнее. Я же вспомнил, как в Афинах этот венгр на «промокашку» меня в первой схватке поймал. Борюсь с ним и думаю: если он меня тогда с «промокашки» не положил, когда шанс почти стопроцентный был, так чего его сейчас бояться?

- До Игр в Пекине будет еще два чемпионата мира, так что у вас есть возможность превзойти рекорд Медведя. Это для вас стимул?

- Не могу сказать, что вообще думаю о рекордах. То, что действительно хочется, уже не получится сделать. 2012 год слишком далеко, и выиграть четыре Олимпиады никак не сумею. Хотя, наверное, мог бы. В меня ведь столько сил было вложено... Собственная неорганизованность помешала.

- Жалеете, что так неудачно сложились Игры в Сиднее?

- Я не очень эмоционально отношусь к неудачам. Сам в свое время выбрал борьбу и всегда очень добросовестно по мере возможности относился к этому занятию. Никогда не пытался, как говорится, ездить на чужом велосипеде. Отдавал спорту все, что мог. Поэтому и не чувствую себя виноватым в том, что не сумел выиграть в 2000-м. Мне, кстати, до сих пор странно читать интервью Александра Карелина, в которых он упорно повторяет, что чувствует свою вину за поражение на тех Играх. Какую вину? Он что, где-то недоработал? Так зачем теперь казнить себя? Отпусти себе сам свои грехи и живи дальше. Нельзя жить с чувством постоянной вины. Думаю, всем нам гораздо больше нужен сейчас другой Карелин. Спокойный, уверенный в себе, с развернутыми плечами, а не хромающий под каким-то давним грузом. Нужен хотя бы для того, чтобы продолжать развивать наш вид спорта.

- Чем дольше спортсмен выступает, тем сложнее ему находить мотивацию. Что движет вами?

- У меня достаточно обыденная жизнь. Я не принц, не политик, не серьезный бизнесмен. Самый обыкновенный человек, у которого получается хорошо бороться. Настолько хорошо, чтобы стать чемпионом мира. Вот я и борюсь. Что еще надо?

- Неужели не хотелось бросить мотаться по сборам и соревнованиям, когда появилась собственная семья?

- После Игр в Афинах я провел дома довольно много времени. От семьи тоже иногда устаешь. Радовался, естественно, когда родился сын, но если ребенок постоянно плачет, это тоже ведь утомляет.

- Как вы назвали сына?

- Абдурахим. Это имя предложил мой друг, хотя сам я, наверное, не рискнул бы дать его своему ребенку.

- Почему?

- У верующих мусульман именам придается определенное значение. Такое имя обязывает ко многому. Я даже подумал, помнится, что вряд ли мой сын будет достоин этого имени.

- Где живет ваша семья?

- В Красноярске. Жена там учится, я тоже. Сейчас супруга с сыном в Хасавюрте - я перевез их к матери, чтобы после чемпионата мира приехать туда самому. 5 октября начинается самый большой мусульманский праздник Рамазан, хочется его провести рядом с родными, помолиться, собраться с мыслями. Возможно, выберу время и съезжу на охоту в Норильск. Друзья давно приглашают.

- Слышала, вы заядлый рыбак.

- В этом году собирался поехать на сазана, как год назад, но не получилось - начинался сбор в Адлере. Друзьям звонил каждый день, спрашивал, как там рыба. А рыбы не было. Совсем не то, что в прошлом году перед Олимпиадой, когда 1 мая я за 12 часов наловил 120 килограммов.

- А куда, если не секрет, вы ездили после Игр с Миндиашвили?

- Куда только мы не ездили...