Братья Сайтиевы Сыновья Хамида СпортЭкспресс



На Бувайсара Сайтиева я впервые обратила внимание в Атланте. Он еще не был олимпийским чемпионом и, впервые попав в борцовский зал, где соревновались вольники, я даже не поняла, что именно привлекло меня в парне, который шел из-за кулис к помосту. Скорее всего, глаза - огромные, пронзительно черные, и полностью отрешенные от окружающей суматохи. И спокойная уверенность.

Автоматически обернувшись вслед, я увидела на спине борца буквы «Россия» и лишь после этого потянулась за протоколом, в котором, впрочем, уже не было никакой нужды - парень поднимался на помост, над которым горело электроное табло: 76 кг. Финал. Бувайсар Сайтиев (Россия) - Парк Ян Сун (Корея).

О Сайтиеве мне заочно было известно лишь то, что за год до Игр в Атланте он стал чемпионом мира среди юниоров, почти сразу после этого выиграл взрослый чемпионат. По сравнению с чемпионом барселонской Олимпиады Парком, Бувайсар выглядел мальчишкой. Но только до начала финального поединка.

Со стороны казалось, что дебютант не предпринимает никаких усилий. Лишь выжидательно кружит вокруг соперника, изредка делая стремительные змеиные выпады. Но в тот момент, когда зал окончательно приготовился к тому, что борцам будет дано дополнительное время, критическая масса напряжения привела к взрыву: Сайтиев нырнул в ноги Парку и тела соперников сплелись в какой-то невообразимый клубок.

За 10 секунд счет из нулевого стал 4:0 в пользу российского спортсмена, корец же, закрыв лицо руками, почти минуту в полном трансе лежал на кромке ковра.

После того, как болельщики на руках унесли героя с помоста (в этой категории ни у России, ни у Советского Союза таких побед до сих пор не было), телекамеры крупно дали лицо чемпиона. Кожа на щеке у него была содрана до крови. Кровь виднелась и в уголках рта.

Знакомясь и отвечая на поздравление, он протянул руку и слегка смущенно представился: «Бусик»…

БУВАЙСАР

Бувайсар родился в Хасавюрте, в многодетной чеченской семье. Он был третьим сыном. После него на свет появились еще две сестры и брат Адам. А чуть позже, после трагедии в семье родного брата матери, Сайтиевы забрали к себе четверых осиротевших племянников. Но как в любой нормальной чеченской семье, никому не приходило в голову делить детей на родных и приемных.

- Мне было лет 12, - рассказывал Бусик, - когда отец впервые сказал: «Запомни, ты - сын Хамида. И должен всегда помнить об этом».

Хамида Сайтиева в Хасавюрте знали и уважали все. К нему шли, чтобы разрешить тот или иной спор, его слово становилось непререкаемой истиной («Хамид сказал…»). Но когда Бусику только-только исполнилось 13, отец погиб. Главой семьи стала мама - удивительная, сильная женщина с красивым и редким чеченским именем - Белижа.

В 16 лет Бувайсар оказался в Красноярске. Приехал по рекомендации тренировавшихся там же чеченских борцов - чемпиона мира Ахмета Атавова и чемпиона Европы Абдуллы Магомедова. Те сначала обратились к одному из тренеров - Виктору Алексееву: «Возьми парня…». Уже все вместе они пошли к директору красноярской школы Дмитрию Миндиашвили, поскольку речь шла не только о тренировках, но и об элементарном быте: найти жилье, одеть, накормить.

«Он уже тогда был совершенно взрослым, - вспоминал о Сайтиеве Алексеев. - Вероятно, в чеченцах с рождения заложено иное отношение к жизни. Они раньше созревают. Обычно с 15-16-летими спортсменами возишься, как нянька. Сайтиев же никогда не нуждался в дополнительном покровительстве и заботе».

Оказавшись в компании сильных спарринг-партнеров Бувайсар стал выигрывать юношеские соревнования, затем - молодежные. Но за год до Игр у него начались проблемы роста: парень сильно вытянулся за год и это, по мнению врачей, обернулось сильным разбалансированием всех внутренних органов, включая работу сердца. На чемпионате Европы 1995 года Сайтиев был запасным - тренеры побоялись «сломать» мальчишку. Но через 20 дней после чемпионата его неожиданно вызвали на сбор и повезли на взрослое мировое первенство в Атланту.

АТЛАНТА. ГОД ДО ИГР

- Для меня все было в новинку, оставляло сильнейшие впечатления, - вспоминал Бувайсар. - Я просто не знал, что такое чемпионат мира. Очень долго настраивался на первый поединок - с кубинцем Альберто Родригесом. Все предупреждали, что он страшно опасен, я же неожидано легко победил со счетом 10:0. Но после схватки почувствовал, что не могу идти. Видимо в коленном суставе оторвалась часть мениска и ногу «заклинило». С трудом довел вторую схватку до конца, а в третьей - с Виктором Пейковым из Молдавии, нога вдруг встала на место. Я почувствовал такое облегчение, что четвертый свой выход на ковер и не запомнил - как-то очень быстро выиграл и вышел в финал - на чемпиона мира немца Александра Лайпольда. Очень долго был равный счет, потом… Потом я выиграл.

На самом деле все было немножко иначе. Перед схваткой с Лайпольдом, когда боль в ноге стала совсем невыносимой, врач сборной предложил Сайтиеву сделать обезболивающий укол. Но не сумел - вместо сустава игла попала в кость. От болевого шока Бувайсар потерял сознание. И лишь за пять минут до начала поединка его сумели привести в себя.

После чемпионата один из тренеров красноярской школы Сергей Хачикян сказал о Сайтиеве: «Его умение терпеть феноменально. Терпеть и работать».

Незадолго до Игр Сайтиев спросили, кто, на его взгляд, в Атланте будет наиболе опасен. Бувайсар задумался: «Иранец Эйса Момени, Лайпольд, конечно, американец Кенни Мэнди и Парк». И добавил: «Интересно, кто из них попадет в мою группу».

Попали все четверо.

АТЛАНТА. ИГРЫ

Призер чемпионата мира Момени проиграл Сайтиеву со счетом 0:8. Лайпольд - 1:3. Мэнди - 1:6. Потом была та самая - финальная - схватка с Парком.

Но даже с золотой медалью на шее олимпийский чемпион не выглядел счастливым.

- Я так долго пытался представить себе, что буду чувствовать, став олимпийским чемпионом, - объяснил он свое состояние. - Не могу сказать, что особенно нервничал перед финальной схваткой, хотя, с другой стороны, пытался днем, как обычно, поспать, но заснуть так и не смог. Думал о финале и отгонял от себя эти мысли. Думал - и отгонял. Грустно сейчас как-то. Была цель, мечта. Я знал, ради чего работаю. А теперь никак не могу разобраться в своих переживаниях. Как будто у меня отняли мечту. С другой стороны, в борьбе я пока совсем мало что сделал. Еще многого не знаю, делаю ошибки.

Всегда, кстати, смотрю спортивные передачи по телевизору. Учусь многому. Борьба - это же не только техника приемов. Очень люблю футбол. Одно из самых больших удовольствий в жизни получил, когда в 1994 году смотрел чемпионат мира по футболу. Жаль, что у наших футболистов сейчас спад. Хотя, подъема, по-моему, еще ни разу не было. Деньги там большие. А большие деньги часто мешают. Да и професионалов там маловато. По большому счету, их в любом виде спорта - единицы.

Через год после Игр, на чемпионате Европы в Братиславе Сайтиев впервые в жизни был заявлен в категории 85 кг.

ЗОЛОТОЙ ДУБЛЬ

На первой же пресс-конференции в Братиславе Лайпольд гордо заявил журналистам, что Сайтиев просто сбежал, чтобы больше не встречаться с ним, Лайпольдом, на ковре. Заявление звучало смешно. Именно на Сайтиеве немецкий борец неизменно спотыкался на всех турнирах последних лет. Логичнее звучала другая версия: мол, Бувайсар просто освободил место в своей категории для собственного брата Адама, который, в свою очередь, перебрался в категорию 76 кг из более легкой. На самом же деле причина была иной. После Игр в Атланте чемпион Игр в категории 85 кг Хаджимурад Магомедов перенес сложную операцию на почках, потом стал снова тренироваться, но сломал палец.

Вот и получилось, что в этом виде программы у Росии зазияла брешь. Ее-то и закрыл Сайтиев, практически не прибавив собственного веса.

- Я первым предложил Бусику заменить Магомедова - вспоминал главный тренер сборной Дмитрий Миндиашвили. - Сказал, что в борьбе побеждают не весом, а техникой и характером. Но не настаивал. Более того, спросил Сайтиева, готов ли он к тому, что может проиграть. И он уже сам не захотел отступать. Сказал, что будет работать и днем и ночью, но не сдастся. С технической точки зрения, у него нет слабых мест. Бувайсар, к тому же, по-звериному чутко чувствует соперика на ковре. Даже в самые напряженные моменты умеет раслаблять мышцы, дает им отдохнуть. При этом всегда четко контролирует ситуацию.

Видеозапись финальной схватки Сайтиева хотелось просматривать бесконечно - настолько впечатляющей была победа. Уже набрав необходимые (для того, чтобы избежать дополительного времени) три балла, Бувайсар продолжал нападать на давно уничтоженного морально и физически украинца Давида Бичинашвили. Приемы возникали из ничего - стоило завершиться одному движению, начиналось другое. Такой изощренно-элегантной не была в последние годы в вольной борьбе, пожалуй, ни одна из схваток.

После чемпионата один из украинских тренеров узнав, что Сайтиев намерен вернуться в прежнюю категорию, облегченно вздохнул: «Нам будет проще бороться против кого угодно. Но только бы не против Сайтиева. Он совершенно непредсказуем на ковре. Остальных можно просчитать».

Вне ковра Бувайсар стал выглядеть совсем иначе, нежели в олимпийской Атланте. Он появлялся в неизменном окружении чеченских болельщиков, на руке красовался массивный даже для мужчины золотой браслет. Благодаря давнему знакомству я все-таки рискнула съязвить по этому поводу в самолете, на что чемпион серьезно ответил: «Обычно я не ношу таких вещей. Но снять не могу. Понимаете, это подарок, и тот, кто его сделал, сейчас находится здесь. Зачем обижать человека?»

ТРИ ГОДА СПУСТЯ

На чемпионат мира в Анкару я ехала из-за Сайтиева. Мы не виделись более двух лет и то, что время от времени приходилось слышать о Бувайсаре от знакомых журналистов и тренеров, просто не укладывалось в голове. Рассказывали, что на одном из турниров он прилюдно оскорбил арбитра. На другом - памяти великого борца Ивана Ярыгина, в Красноярске, перед самым финалом, куда вышел вместе с братом, заявил, что чеченские традиции не допускают поединка братьев и что они - Сайтиевы - не собираются развлекать публику, подобно дрессированным животным в цирке. Потом - и вновь прилюдно - оскорбил собственного тренера - Миндиашвили. Но вместо того, чтобы быть изгнанным из сборной (к чему призывали за глаза многие тренеры), по-прежнему находился в ее составе.

Впрочем, в самой сборной были свои проблемы, заметные в Анкаре невооруженным глазом. Словно команда лишь по стечению обстоятельств случайно объединила в своем составе людей, каждый из которых был озабочен лишь своими проблемами.

«Это правда, что у вас главный тренер не имеет ни малейшего влияния, а порядки диктует Сайтиев-старший?» - поинтересовался у меня знакомый арбитр из Югославии. На вопрос, откуда такая инфомация, собеседник пожал плечами: «Я же не первый день в борьбе. Говорят…».

Разговоры с тренерами тоже оставляли странное впечатление. После бездарного поражения в первом же поединке одного из спортсменов, я услышала беспечное: «Его никто не может заставить тренироваться. Вот и результат». Тот же тренер, узнав, что я собираюсь писать о Сайтиеве, взорвался негодованием: «Гнать его нужно в шею. Тоже мне, герой!».

Там же в Анкаре до меня дошли слова, якобы сказанные Сайтиевым старшим: «Я собираюсь еще раз стать олимпийским чемпионом и заинтересован в том, чтобы в сборной была жесткая дисциплина. Если ее не в силах обеспечить тренеры, я сделаю это сам».

Бувайсар приехал на чемпионат лишь болельщиком - получил травму. Его место в категории 76 кг занял Адам. Он здорово изменился со времен нашей последней встречи. Тренер борца - Виктор Алексеев - подтвердил:

- Когда Бувайсар привез Адама в Красноярск, тот сразу попал ко мне. С ним поначалу было непросто - маленький - весил всего 56 килограмм - обидчивый, малообщительный. Не от хорошей жизни, конечно. Хотя я мог лишь догадываться, насколько тяжело жила семья в Хасавюрте. На тренировках у меня никогда не было к Адаму никаких претензий. А вот на соревнованиях, когда он проигрывал, расклеивался до такой степени, что каждый раз пытался оказаться от дальнейшего участия вообще. Потом почувствовал уверенность, стал больше улыбаться, шутить. Адам очень талантлив от природы. Быстро учится, при этом много импровизирует в схватке сам. Умеет использовать слабые стороны соперников. Если бы к этому добавить характер старшего брата - равных бы на ковре не было.

На вопрос, что произошло на турнире в Красноярске, Алексеев вздохнул:

- Наверное, я сам в чем-то виноват. Не нужно было заявлять обоих Сайтиевых в одной категории. Бусик в тот момент был не очень хорошо готов. Во всяком случае, на тренировках Адам иногда выглядел сильнее. Перед финалом оба подошли ко мне и спросили, как им поступить. Дело в том, что по чеченским традициям, родные братья не должны бороться друг с другом на людях. Думаю, дело было в другом. Адам, конечно, уступил бы - не позволил бы себе унизить старшего брата. Но тогда схватка стала бы просто фиктивной. Я ничего не стал советовать. Сказал, что с уважением отношусь к традициям и что этот вопрос должны решить они сами. Хотя в итоге, конечно же, получилось некрасиво: большая часть болельщиков, узнав, что схватки не будет, просто встала и ушла из зала.

Когда я поинтересовалась причиной конфликтов Сайтиева-старшего и тренеров команды, Алексеев лишь заметил:

- У меня - своя работа и я не хочу обсуждать эту тему. Знаю только, что любой конфликт всегда имеет две стороны. И каждая по-своему права. В работе, насколько мне известно, к Бувайсару нет никаких претензий. Хотя тренируется он уже давно самостоятельно.

СТАРШИЙ БРАТ

На интервью с Бувайсаром в Анкаре я беззастенчиво напросилась сама. Подошла к борцу, окруженному по обыкновению чеченскими болельщиками, прямо на трибуне: «Мне нужно два часа вашего времени. Мы можем вместе пообедать?». Стоявший рядом чеченец неодобрительно посмотрел в мою сторону. Потом он же, когда Сайтиев отошел в сторону - поговорить с кем-то из знакомых, попытался, не скрывая раздражения, объяснить мне, что женщине никогда не следует прерывать мужской разговор. Но в тот момент мне было наплевать на чужие порядки. Обедать мы все-таки пошли.

По пути в ресторан мне не давали покоя слова, сказанные о Сайтиевых знакомым журналистом: «У них есть все, чтобы стать великими чемпионами. Нет только страны. Это - извините - бросается в глаза».

Отчасти он был прав. За Сайтиева-младшего в Анкаре болели остервенело. Но отнюдь не коллеги по сборной. Болела местная чеченская диаспора, оккупировавшая и разукрасившая зелеными чеченскими флагами во дворце спорта огромный сектор трибуны. Уже в Анкаре мне рассказывали, что старшего брата постоянно осаждают вопросом: почему он, чеченец, продолжает носить цвета российского флага. Предлагают сумасшедшие деньги только за то, чтобы он поменял гражданство и выступал в Сиднее за ту же Турцию. И что он отказался.

Впрочем, «чеченская» тема в беседах с Бувайсаром всегда была запретной для журналистов. Мне он лишь сказал: «Мне нравится моя жизнь и нравятся мои планы. Ничего менять я не собираюсь. Даже за большие деньги. Не чувствую ли я себя чужим в команде? Я для всех чужой. В том числе и для многих людей своей национальности. Они никогда не поймут, что держит меня в спорте. А я не собираюсь объяснять».

- Почему вы не выступали в Анкаре?

- Травмировал ногу - сломал косточку в ступне и подвернул голеностоп. Видите, хожу в кроссовках, а зашнуровать их не могу. А выступать в таком состоянии нет никакой необходимости.

- Но вы пропустили и чемпионат Европы. Не боитесь, что потеряете соревновательный навык? До Игр-то всего год.

- Я много выступал в этом сезоне. В начале апреля выиграл крупный турнир в Ташкенте, потом боролся на турнире Ярыгина, потом в Хорватии, на Играх военнослужащих. Снова выиграл, хотя в финале сломал ребро.

- Недооценили противника?

- Он в том же захвате сломал себе два. А сейчас наблюдаю за потенциальными соперниками. И не вижу пока никого, кто может доставить много проблем. Ни в категории 76 кг, ни в более тяжелой.

- В какой же категории вы намерены выступать в Сиднее?

- 76 кг. Адам легче меня набирает вес, так что 85 кг ему больше подходит.

- Что, если не секрет, вы говорите ему здесь перед схватками?

- Не только здесь. Я постоянно стараюсь, чтобы он понял: нельзя отдавать свое. Не надо ждать, когда соперник ошибется - надо вынудить его ошибиться. Я, например, никогда не пойму, как можно вести в счете 6:0 - и проиграть в итоге. Учу, что биться всегда нужно до последнего мгновения. Помню, когда впервые в жизни участвовал в турнире Ярыгина, то в финальной схватке за три секунды до конца основного времени проигрывал со счетом 0:4. И сумел сравнять счет. В дополнительном времени выиграл.

«По сравнению со мной Адам очень замкнутый, - сказал Бувайсар на мой вопрос о младшем брате. - Что творится у него в душе, не знаю даже я. Но это хорошо. Ничего не отвлекает. Если не сгорит раньше времени - должен порвать в Анкаре всех. Он ведь всего за неделю до чемпионата боролся в контрольных схватках в категории 85 и у всех выиграл».

- И вы, насколько мне известно, пытались настаивать, чтобы в этой категории в Анкаре выступал именно он?

- Считаю, что в интересах команды выступать на чемпионате мира должен всегда сильнейший. Но когда я получил травму, вопрос был снят. Адам просто занял мое место.

МЛАДШИЙ БРАТ

В Анкаре Адам впервые в жизни стал чемпионом мира. Олимпийский чемпион, а ныне - международный арбитр югослав Бранко Симич с одобрением заметил: «Сайтиев-младший был пожалуй, единственным, кто постоянно атаковал соперника, не пытался уклоняться от борьбы, тянуть время. В борьбе это очень редкое качество».

На мой вопрос, тяжело ли было бороться на глазах у старшего брата, Адам неожиданно ответил:

- Тяжело было не поэтому. Я ни на секунду не забывал, что занимаю место человека, который в этой ситуации никогда не проиграл бы. Значит, не мог проиграть и я сам.

На пути в Москву мы с Бувайсаром снова оказались рядом. Я передала ему слова, сказанные Адамом и Бусик вдруг изменился в лице.

- Вы не представляете, что значат для меня эти слова. За все годы, что мы вместе, мне ни разу не пришлось покраснеть за Адама. А ведь он - младший, совсем мальчишка. Но никогда не жалуется, даже когда я вижу, что ему тяжело. Я очень горжусь им. Хотя никогда в жизни не скажу ему этого.

- Почему?

- Не знаю. Не могу. Не умею. Язык не поворачивается.

- Но хотели бы, чтобы Адам знал об этом?

- Очень…