Асланбек Хуштов ребенку нужны добрые люди Спорт ДЗД ..

Чемпион Европы по греко-римской борьбе Асланбек Хуштов жалеет о том, что в детстве не изучал английский, гордится правильными людьми, которые встретились на его пути, и рассказывает, как он ведет себя с иностранными спортсменами.

Сорвал отпуск

— Вы поехали на чемпионат Европы как-то случайно. Всем было известно, что Хуштов должен был пропустить турнир. Как вы оказались в национальной команде?
— Да я сам захотел. Тренеры решили, чтобы я отдохнул, но мне уже надоело быть в отпуске. Было большое желание бороться, ведь отдыхал с самого чемпионата мира. Вот и попросил тренеров, чтобы меня поставили. — Но вам же сказали отдыхать. Это мечта любого спортсмена во время карьеры, когда ему говорят, что сегодня не надо в зал.
— Слушайте, да успею я еще отдохнуть. Если есть силы бороться и выигрывать, то почему я должен отказываться от этой возможности? — Тренеры же сказали. Но, быть может, и они поняли, что у команды проблемы с составом?
— Да какие там проблемы? На сборе в моем весе было шесть человек. И любой из них мог взять медали. — Вот только одно непонятно: вы отдыхали после чемпионата мира, но, появившись на ковре во время чемпионата Европы, всех победили. Какой-то странный у вас отдых, не находите?
— Да это только так говорится — отдых. На самом деле я каждый день был в зале и тренировался. Была пауза в соревнованиях — да. И больше времени проводил с семьей. Надо сказать, что физически на чемпионате Европы я себя чувствовал просто прекрасно. Волнение, конечно, было, но без него никак, и неважно, сколько у тебя побед. Но когда начинается схватка, то все проходит. — Ваши поединки показывали по телевидению, и, надо сказать, все прошло достаточно легко. Так?
— Просто я всех своих соперников, которые могли попасться на европейском турнире, знаю. Никаких сюрпризов не было. Главное было самому не ошибиться. Я никаких погрешностей не допустил.

«Обратный пояс»

— Греко-римская борьба — один из самых несчастных видов спорта. За последние годы правила там меняются чуть ли не ежеквартально. После ухода Александра Карелина требования к борцам менялись раза четыре. Говорят, что многим не нравятся и сегодняшние правила. Вы как к ним относитесь?
— Нынешние — нормальные. Я вообще к этому довольно спокойно отношусь. Нельзя сделать такие правила, которые бы нравились только мне. Если есть требования, то их надо выполнять. Но, повторю, сегодняшний вариант мне больше всего по душе. — Чем?
— Позволяют показывать то, что я умею. Ведь не секрет, что я умею выполнять «обратный пояс». Раньше мне просто не предоставлялось такой возможности, а сейчас — пожалуйста. До этого же были какие-то обоюдные клинчи: один берет, затем другой берет. Две руки снизу… В общем, все были в шоке. Совершенно не было времени побороться в партере: все друг друга знают и быстро приспособились. Сейчас же и партер нормальный вернули. Можно сосредоточиться и провести прием. — Вы можете вкратце объяснить, зачем вообще постоянно меняют правила?
— Чтобы медали не сосредотачивались у представителей одной школы, а разъехались по странам. А это способствует популярности борьбы. Вспомните прошлую Олимпиаду. Там и француз побеждал, и швейцарец медали выиграл, и итальянец. География борьбы расширяется. — Получается, что даже у меня был шанс выиграть медаль на Олимпиаде, хотя я ни разу на ковер не выходил?
— Нет-нет, на ковер-то все равно выходить надо, так что у вас без шансов. Но вы что же, думаете, могли победить и совсем уж слабые спортсмены? — Конечно. Что-то не приходят в голову имена великих швейцарских борцов.
— Да бросьте вы. Случайно все равно победить нельзя. В любом случае надо работать, адаптироваться к правилам. И прием надо по-любому провести. Хотя — да, бывали моменты, когда счет 0:0 и судьи оценивают по последнему действию. Но опять же, надо уметь отстоять свое преимущество в стойке, если счет 0:0. Я, правда, никогда на ничью не надеюсь и постоянно рискую, борюсь, лезу. В общем, не согласен, что появилось много случайных чемпионов. — Спорт в борьбе остался?
— Конечно, это же единоборство. Все зависит от тебя, от твоей готовности. Этим мы отличаемся от представителей командных видов спорта.

Контактный футбол

— Асланбек, а появился ли в борьбе такой человек, который вам неприятен? Вы, может быть, побеждаете его, но вот чувствуете, что от него стоит ждать беды?
— Я вам скажу, что на мировом уровне у меня таких проблем нет. Знаете, где сложнее всего? — Где?
— На сборах. Мы вот постоянно вместе тренируемся, друг друга изучили  идеально. И тут тебя может подстерегать беда. Я и проигрывал в каких-то схватках, и ничего поделать не мог с соперниками. Они знают меня, я знаю их. — Расстраиваетесь, когда проигрываете?
— Да наоборот, это заводит меня так, что я еще больше начинаю тренироваться. С иностранцами же интересно бороться потому, что это какие-то новые борцы, со своим стилем. Их интересно побеждать. — На ваших сборах удивительная атмосфера. Вот, допустим, на ковре вы враги, а схватка заканчивается — друзья. В индивидуальных видах спорта так не бывает. Все-таки вы конкуренты.
— Но борцовская дружба — самая крепкая в мире. Поверьте, я давно тренируюсь и не помню, чтобы у нас были какие-то конфликты вне ковра: драки там или еще что. Зачем, когда все выявляется в схватке? — Как-то приходилось наблюдать за футболом в исполнении борцов. Это какой-то новый вид спорта.
— Ха. Да уж, мы ведь любим контакт. И потому можем цеплять друга друга, ставить подножки. И там тоже не любим проигрывать, хотя обожаем играть и в футбол, и в баскетбол, и в регбол. — Интересно, сколько бы продержался с вами настоящий футболист?
— Да ладно вам. Они ведь падают на поле и валяются там не просто так. Тактика такая: выпросить штрафной, после которого можно создать опасный момент. У нас никаких штрафных не дают.

Английский разговорный

— Расскажите лучше об отдыхе. Вы наверняка занимались детьми. Как они?
— Прекрасно. Дочке уже 2 года 4 месяца, она знает все буквы, все цифры. Удивительное дело. Приходит ко мне с книжкой, и мы изучаем картинки и животных. Вот, говорю, медведь, ослик, лисичка. — И для вас полезно? А то могли бы и забыть всех животных.
— Да-да, сам вспоминаю, как выглядит медведь или лисичка. Младшему чуть больше года. Тоже с ним вожусь. — Борцом растет?
— Да не знаю пока. Но будет настоящим мужчиной. Дочка тоже будет заниматься и спортом, но, наверное, для общего развития. Рано еще о будущем говорить. — Получается, что вы не лежали на диване, не смотрели телевизор?
— Да что вы! Это не мое. Я очень активный, мне надо постоянно чем-то заниматься. — Правда, что вы решили получить второе образование?
— Да, подал документы на экономический факультет. Надо учиться, надо развиваться. Все-таки большой спорт закончится. — Это правда, что мама вам разрешила заниматься борьбой только после получения первого диплома?
— Отчасти правда. Я борьбой и раньше занимался, но моя мама всегда говорила, что сначала надо учиться. Окончил институт и сосредоточился на борьбе. Я с мамой согласен. Единственное, о чем жалею — недостаточно хорошо учился в школе. Например, не выучил английский язык. Но кто же знал, что он так будет нужен. — На соревнованиях вам трудно?
— Очень плохо, что не могу поговорить с иностранными спортсменами. Я же очень открытый человек. На тех же чемпионатах могу в шутку толкнуть, поднять, ну вы понимаете меня. Улыбаюсь постоянно. И иностранные ребята меня знают, все понимают, тоже улыбаются. Но вот поговорить… Ничего, сейчас нанимаю репетитора и английский выучу. — Кстати, вот еще что непонятно. Вы один из самых грозных бойцов, но, наверное, самый добродушный. Как так?
— А чего, ходить постоянно злым, что ли? Да, я такой человек. Мне все интересно, я готов общаться. Я получаю удовольствие от дела, которым занимаюсь. — Вы вот бываете в Кабардино-Балкарии, на своей родине. Просто отдыхаете или все-таки пытаетесь воспитывать молодежь? Ну, понимаете, регион не самый богатый. И большой спорт — реальный вариант пробиться в люди.
— Конечно, встречаюсь с парнями. Слушайте, да я обожаю тренироваться с молодежью. И разговоры веду, конечно. Объясняю им, что плохо, а что хорошо. Пытаюсь достучаться до них. Мне вот в жизни повезло. У меня был сосед, мой названный брат, который помог мне выбиться в люди. Говорил: «Аслан, этого делать нельзя», «Аслан, возьмись за ум». Если бы не он, то я не знаю, где был бы. Мог бы меня и криминал засосать. — Были варианты?
— Конечно, чего тут скрывать. Когда парню 18 лет, то хочется и машину, и денег. Но мне говорили, что правильно, а что — нет. И сейчас я это повторяю пацанам в Кабардино-Балкарии. Вообще считаю, что детским спортом должны заниматься на государственном уровне. Чем больше детских секций, тем лучше. Неважно, чем они занимаются, борьбой или керлингом. — А что керлинг?
— Так и не понял этот вид спорта во время просмотра Олимпиады. Не мужское это дело, как мне кажется. Но речь не об этом. Нравится ребенку керлинг — пусть им занимается. И еще. Родители должны знать, что делает их ребенок в данный момент. Родители должны помогать своим детям выбиться в люди. Иначе нельзя. У молодых слишком много соблазнов на стороне. Я все это постоянно говорю ребятам на встречах. Наркотики, алкоголь — плохо, большой спорт — хорошо. Мне в свое время помогли добрые люди, которые были вокруг меня. Очень надеюсь, что и у нынешних ребят будет тоже столько добрых людей рядом. — Олимпиаду, говорите, смотрели. Понятно, что не керлинг. Что еще интересовало?
— Лыжный спорт, биатлон, бобслей. Первые два вида особенно. Понимаете, это же какую надо волю иметь, какую силу, чтобы пройти дистанцию. Я знаю, о чем говорю: это настоящие спортсмены, за ними интересно наблюдать. А биатлон? Ты должен изо всей силы пройти километры, а потом еще и точно стрелять. Получил большое удовольствие от просмотра.