Алексей Мишин повязанные обратным поясом СпортЭкспресс ..



В субботу 1 октября счет российским медалям открыли борцы греко-римского стиля. Чемпионом мира в категории до 74 кг стал Вартерес Самургашев, а в весе до 84 кг обладатель золотой олимпийской медали Игр в Афинах Алексей Мишин получил серебро.

Если бы финалы в этих двух категориях проводились в другом порядке, то наша команда наверняка покидала бы Дворец спорта в гораздо более радостном настроении. Потому что не успели мы как следует порадоваться золоту Самургашева, как Мишин сам лишил себя, а значит, и всю команду победы.

Олимпийский чемпион стал далеко не первым, кого в Будапеште подвели новые правила. По ходу финального поединка он выглядел куда увереннее Алима Селимова, выступающего за Белоруссию, и должен был завершить его в свою пользу за два периода. Все шло именно к этому, но на последних секундах Селимов заработал балл, счет сравнялся, и борцам пришлось продолжить выяснение отношений еще в одной двухминутке. То ли россиянин слишком уверовал в свое превосходство, то ли подустал и потерял концентрацию, но действовал он на заключительном отрезке своего похода за золотом совсем не так собранно и агрессивно, как в олимпийском финале Афин. И стал не чемпионом, а живой иллюстрацией старой борцовской истины: «Слабых соперников не бывает. Тем более в финалах чемпионата мира».

Подтвердил это и главный тренер российской сборной Геннадий Сапунов.

- На финальную схватку так не настраиваются, - сказал он. - Самургашев - тот сражался, как тигр. Каждый момент использовал, не позволял оппоненту расслабиться ни на секунду. То ли Мишин подумал, что белорус - легкий для него противник, то ли хотел выиграть малой кровью, а так не бывает. Он Селимова даже не загрузил как следует - у того остались силы. Считайте, подарил ему свою золотую медаль.

Начало греко-римского турнира дало российским тренерам все основания на чем свет стоит поносить новые правила: Гейдар Мамедалиев в категории до 55 кг и Роман Громов (до 66 кг) проиграли в первом же круге именно из-за нововведений: их действия при исполнении ставшего обязательным захвата трижды были признаны арбитрами ошибочными.

Любые новшества всегда поначалу рождают внутренний протест. Но ситуации, когда были бы недовольны абсолютно все, припомнить трудно. А как можно быть довольным (или хотя бы проявлять понимание), если в начале сезона турниры проводятся по одним правилам, чемпионат Европы - по другим, а чемпионат мира - по третьим?!

Все это привело к тому, что греко-римская борьба превратилась в лотерею. Если победителя не определяют два периода по две минуты, то назначается еще один - как в теннисе. Но главное не в этом. Если после первой минуты счет нулевой, судья по жребию ставит в партер одного из борцов, а его сопернику дается возможность сделать захват для проведения «обратного пояса» того самого, который более десяти лет был фирменным приемом трехкратного олимпийского чемпиона Александра Карелина. После чего поединок продолжается. Но что такое минута? Это время, которое при благоприятном стечении обстоятельств способен продержаться без потерь даже (по меткому выражению Сергея Забейворота, тренера Самургашева) «мешок» из какой-нибудь Африки. А потом и выиграть, если повезет со жребием в принудительном захвате.

Все это чем-то напоминает ставшую хрестоматийной ситуацию олимпийского Сиднея, когда Карелин проиграл американцу Рулону Гарднеру крестообразный захват, а с ним и олимпийский финал. Сапунов объяснял мне после тех Игр:

- По правилам захват считается разорванным, если один из соперников разрывает руки или поднимает их выше уровня плеч противника - уходит в «петлю». Так вот, в «петлю» ушел Гарднер, а через мгновение после этого Карелин расцепил руки. Но трактовать такую ситуацию можно по-разному. Судья на ковре отдал балл Карелину, но он оказался в меньшинстве: два других арбитра, главным из которых был старший брат президента Международной федерации борьбы Мартинетти, решили дело в пользу американца.

Прекрасной иллюстрацией судейских вариаций на борцовскую тему в Будапеште могла бы служить финальная схватка с участием Самургашева. Его соперник - молодой датчанин Марк Мадсен добрался до финала благодаря исключительному умению выигрывать принудительный захват «обратным поясом». Борец выполнял этот прием настолько стремительно, что удивлялись даже зрители со стажем. С технической точки зрения броски выходили не бог весть какие четкие и оценивались максимум в 3 балла, но этого датчанину вполне хватало для выхода в следующий круг. И только в финале вдруг выяснилось, что руки в этом захвате он сцепляет с нарушением правил. В итоге два подряд приема против российского борца остались вообще без оценки. Более того, Мадсен в обоих случаях получил предупреждение и чуть не оказался дисквалифицированным. Однако когда «обратный пояс» провел Самургашев, судья дал за этот прием лишь балл, несмотря на то что датчанин улетел на все пять. Зрелищности было - хоть отбавляй. Уже после того как россиянин стал чемпионом, его тренер сказал:

- С моей точки зрения, новые правила просто издевательство над спортсменами. Они искажают смысл борьбы. Всю жизнь мы учили своих подопечных бороться так, чтобы не позволить сопернику провести захват. А теперь борьбу подстраивают под то, чтобы шанс что-то выиграть был даже у самых слабых. По старым правилам датчанин никогда в жизни не дошел бы до финала. Понимаю, выиграть хочет любая страна. Но спорт есть спорт, и побеждать в нем должен сильнейший.

Раньше я всегда знал, на что может рассчитывать мой спортсмен, если он в форме. Теперь даже это предсказать невозможно. Тот же Мишин, к примеру, сделал бросок на 3 балла, а получил всего один. Его соперник несколько раз цеплял Алексея за ноги, однако судья не счел нужным даже сделать предупреждение. У борцов-вольников правила тоже изменились, но они дают возможность бороться в каждом периоде две минуты от начала до конца, и только потом, если счет так и не открыт, следуют захваты. У нас же и бороться толком не дают, и результат зависит от того, как судья решит.

Для Самургашева, ставшего олимпийским чемпионом в Сиднее пять лет назад, стала колоссальным ударом бронза Афин. Для его тренера тоже.

Объяснялся тот результат чрезмерным психологическим грузом, легшим на Самургашева, как на олимпийского чемпиона, вынужденного отстаивать свое звание. А это всегда неизмеримо сложнее, чем биться просто за победу. Поражение в Афинах этот груз уничтожило, и у спортсмена словно открылось второе дыхание.

Никакого другого варианта, кроме победного, он не рассматривал в Будапеште в принципе. Довольно сильно повредил ребро в первой схватке чемпионата с корейцем Чой Дук Хуном, но даже не стал никому говорить об этом. Хотя травма стала еще одним подтверждением необдуманности нововведений.

Так случилось, что в субботу в промежутке между полуфиналами и финалом в Будапеште состоялась пресс-конференция Жака Рогге. Президент МОК не скрывал своего восхищения тем, насколько более зрелищной стала, на его взгляд, греко-римская борьба. По его словам, теперь, с новыми правилами, не может быть и речи о том, чтобы исключить этот вид из олимпийской программы. Узнав об этом, один из тренеров мрачно заметил: Рогге, мол, просто не имеет понятия о том, что такое летать с «обратного пояса».

Что это такое, мне в свое время объясняли соперники Карелина по тяжелой категории. Борец, против которого был проведен этот прием российским атлетом хотя бы однажды, как правило, ломался психологически на всю оставшуюся жизнь. Если бросок технически выполнен не очень правильно, приземление может быть чревато чем угодно - от разорванных мышц и поврежденных плечевых суставов до страшных травм головы и шеи. Именно поэтому считалось особой доблестью не дать вытащить себя на этот прием. Израильский борец Юрий Евсейчик признался как-то: после того как он улетел с «обратного» в первый раз, цель избежать этого во что бы то ни стало затмила для него все остальное.

Поговаривали даже, что некоторые борцы предлагали нашему легендарному чемпиону немалые деньги только за то, чтобы он не использовал против них этот прием. В общем, «обратный пояс» - это тема, которая вполне годится хоть для диссертации, хоть для детективного романа. А тут бросай - не хочу!

Плюс - расплывчатая трактовка правил в целом. Пожелает судья позволить борцу поднять соперника - позволит. Не пожелает - задергает предупреждениями за неправильную стойку в партере, преждевременные движения.

- Когда столько прекрасных борцов чемпионов мира и Олимпиад - улетают с бросков на 5 баллов, это уже не спорт, а шоу, - в сердцах сказал Сапунов. - Давайте тогда пойдем дальше и изменим правила в боксе. Будем останавливать поединок, если после первой минуты счет нулевой, и устраивать состязание в том, кто из спортсменов одним ударом собьет неподвижно стоящего соперника с ног. Люди тренируются всю жизнь, а тут из них делают просто клоунов.

Сваливать все проблемы на судейство, конечно, неправильно. Главная сложность, которую создал новый регламент, заключается в том, что поединки стали требовать гораздо более высокой концентрации. Отвлекся, потерял хоть на мгновение контроль над происходящим - и продолжение может оказаться самым непредсказуемым. Сапунов не зря ведь сказал: Самургашев выиграл прежде всего потому, что был настроен на схватку как никогда. Решающим в спорте - при любых правилах - всегда было именно это.