Алексей Мишин Попадись мне на ковре Мингуцци загрызу Коммерсант ..

Свой пятый в карьере титул чемпиона Европы, выиграв финал у чемпиона мира и бронзового призера Олимпиады в Пекине турка Назми Авлуджи, завоевал в Вильнюсе олимпийский чемпион греко-римского стиля 2004 года в весовой категории до 84 кг АЛЕКСЕЙ МИШИН. В интервью ВАЛЕРИИ Ъ-МИРОНОВОЙ 29-летний борец из Саранска выдвинул свою версию поражения в Пекине и заявил о стремлении участвовать в третьей для него Олимпиаде 2014 года в Лондоне.
— Вероятно, желание взять реванш за четвертьфинал олимпийского турнира у итальянца Андреа Мингуцци в последние полгода вас буквально раздирало?

— А он в Вильнюс не приехал. В Пекине я страшно переживал не столько из-за самого проигрыша на ранней стадии турнира, сколько из-за сути происшедшего. Убежден, что балл в пользу Мингуцци в четвертьфинале украли у меня судьи. Таким образом, я лишился права пойти дальше. А моего обидчика, наоборот, буквально поднесли к финалу. Попутно в полуфинале с его помощью убрали еще и Ару Абрахамяна. По логике в олимпийском финале, как это было неоднократно в четырехлетии, снова должны были разбираться я и Ара. Абрахамян психанул, не принял доставшуюся ему в результате бронзу и до сих пор судится с FILA (Международная федерация объединенных стилей борьбы.— "Ъ"). Как спортсмен Мингуцци для меня не существовал и до Олимпиады, а как олимпийский чемпион — тем более. Попадись он мне на ковре — загрызу. Жаль, здесь не случилось.

— Но зато в финале вам противостоял достойный во всех отношениях Назми Авлуджа.

— Поэтому я сейчас такой счастливый. Победить чемпиона мира, Европы, призера Олимпиады — вот это я понимаю. Сейчас все было совершенно не так, как на Олимпиаде. Мы честно разобрались, кто сильнее. И главное, судьи не помогали ни мне, ни ему.

— После Игр желания завязать не возникало?

— Ни в коем случае. Наоборот. Когда я проигрываю, то злюсь и мне хочется мстить. Вот почему стремлюсь добраться до Олимпиады в Лондоне. Да и единственная золотая медаль чемпиона мира меня уже мало устраивает. Хочется еще.

— Победа в Вильнюсе далась тяжело?

— Тяжело было настроиться, а функционально я готов отлично. Чувствую себя лучше, чем на Олимпиаде. Сейчас немножко правила изменили, снова сделали так, что побеждать будут объективно сильнейшие. Не знаю, как это восприняли другие, но я, как носитель традиций 1990-х годов, очень рад. А соперники здесь были непростые. Во втором круге, например, я боролся с серебряным призером Олимпиады в Пекине венгром Золтаном Фодором и практически его уничтожил. Молодежь, однако, уже подпирает, так что все свои поединки назвать легкими не могу. Но если что-то не получалось в первом периоде, во втором я соперников добивал. Но, главное, повторяю: с помощью судей выиграть сейчас уже нельзя — только за счет предельно рациональной работы. Практика показывает, что самый эффективный мой прием в партере — накат. Он не так высоко ценится, как обратный пояс, однако полученный за него единственный балл зачастую может решить исход встречи. Первый накат в финале с Авлуджей у меня не прошел, но за пять секунд до окончания второго периода я его все-таки докрутил. По слухам, Авлуджа согнал к чемпионату около 14 кг, но к финалу потяжелел снова. Попадись он мне на более ранней стадии, думаю, расправился бы с ним с меньшими усилиями.

— Школа греко-римской борьбы в Саранске пару месяцев назад официально стала носить ваше имя. Что это для вас значит?

— Пока только то, что отныне я тренируюсь в своей школе. Но в перспективе у Саранска есть все шансы стать одним из главных российских центров развития греко-римской борьбы, а не остаться лишь родиной чемпиона Мишина. Пока сам тружусь и серьезно на тему своего будущего еще не думал. Но как минимум за десятью молодыми 17-19-летними борцами из школы Мишина слежу уже давно.