Алексей Мишин когдато мне нечего было есть СпортЭкспресс ..

Олимпийский чемпион Афин-2004 в категории до 84 кг намерен выиграть Игры в Лондоне, а в перспективе - стать спортивным функционером
Он из тех, кто делает свою работу качественно и на совесть. Мишин - самый старший в сегодняшней сборной, но назвать его ветераном язык не повернется. Эпоха Алексея зачерпнула девяностые и перетекла в десятые. И хорошо бы, продолжалась как можно дольше. Ведь Мишин - действующий символ греко-римской борьбы. - Алексей, за двенадцать лет в сборной вас еще можно чем-либо удивить? - Время летит, и в сборной я уже не двенадцать, а пятнадцать лет! (Смеется.) Так что удивить меня вряд ли возможно. Правда, готовиться к турнирам люблю дома. Прекрасно знаю, как и над чем нужно работать, когда отдохнуть, а когда взорваться. Если тружусь в привычных условиях, результат, как правило, приходит. - Потеря скорости у возрастных спортсменов неизбежна. Вы тяжесть лет уже ощутили? - Когда молодежь действительно подпирает, это может сказаться. Но есть и другое давно устоявшееся понятие: мастерство не пропьешь. Профессионализм заключается в том, чтобы в нужный момент поймать юного спортсмена на ошибке - и провести свой прием. Хотя я не считаю себя совсем уж взрослым. Нет, я все такой же молодой, голодный до побед и злой. Самое главное - внутреннее желание. Вот когда человек ничего не хочет, его заставляют, а он уже не может - тогда пиши пропало. Тогда надо уходить. Без желания никуда.  - Вы откуда мотивацию черпаете? - Я жаден до медалей. Не люблю обходить трудности стороной, всегда готов лезть в самое пекло. Знаете, мне часто говорят: "Алексей, вы столько выиграли! Почему не сойдете с дистанции?" А я хочу еще! В январе я стал пятикратным чемпионом турнира Поддубного, а теперь намерен выиграть чемпионат Европы. Знаете, что обычно говорят ребята по завершении карьеры? - Что? - "Эх, сколького ж я мог добиться, если б правильно все делал…" А я хочу сесть и сказать: "Все, что мог, - сделал, большего сделать не мог". - Почему пропустили прошлогодние чемпионаты Европы и мира? - В начале прошлого года испытывал некоторые проблемы со здоровьем. А сентябрьский чемпионат мира главный тренер сборной Гоги Когуашвили позволил мне пропустить, дал отдохнуть перед напряженным олимпийским сезоном, заодно проверил в деле другого спортсмена (Алана Хугаева. - Прим. Д.О.). Ну а нынешний год я начал с новыми силами. Чувствую себя хорошо. - На турнире Поддубного проблем не испытывали? - Абсолютно никаких. Осложнений по ходу соревнований не было, у всех конкурентов по сборной, кто попался мне в сетке, выиграл без особых усилий. Уж не знаю, то ли я был так хорош, то ли они не были готовы на все сто. - Много ли различий между Алексеем Мишиным, в 2001-м заявившим о себе победой на чемпионате Европы и серебром на чемпионате мира, и нынешним? - В то время я был молодым и не совсем опытным. Всюду лез. Нужна мне штанга или нет - все равно ее тягал. А сегодня при подготовке к стартам делаю только то, что действительно необходимо. Прочее откидываю в сторону. - Тогдашние и сегодняшние условия подготовки - небо и земля? - Конечно! В Саранске в мою честь названа спортивная школа, у нас один из лучших залов в стране. Три ковра, два зала ОФП, интернат, даже сауна. А в ту пору залы только закрывали, мы тренировались после каких-то выставок. Однако радовались и тому, что есть. Меня, кстати, все штангисты города знают. - Почему? - У нас, борцов, не было своего тренажерного зала, и, чтобы добавить физически, ходил к ним. Как же повезло сегодняшней молодежи! Они могут тренироваться в отличных условиях и жить здесь же, в интернате. У нас такой возможности не имелось, а так как я неместный, из Рузаевки, жил с глухонемыми. Что делать - хоть туда пристроили. До зала добирался сорок минут. - Дай вам в конце девяностых нынешние условия - раскрылись бы еще раньше? - Иногда мне так кажется. Не исключаю, что и в Сидней смог бы попасть. Но как получилось, так получилось. Когда в 2001-м стал чемпионом, честно говоря, получал копейки. Временами нечего было есть. И однажды тренер принес мне ящик сгущенки и ящик печенья - чтобы я не умер с голоду. Случалось, ел полусырое мясо, потому что уставал ждать. Дальше так продолжаться не могло, и я решил обратиться к главе республики Николаю Ивановичу Меркушкину. Так и сказал: мне на еду, больше и не надо. Меркушкин сделал стипендию, за что ему огромное спасибо. - Через три года вы стали олимпийским чемпионом… - …И благодаря Владимиру Владимировичу Путину у нас, победителей Игр, появились пожизненные стипендии, гранды. Начали подниматься с колен. Я уж не говорю о том, что для меня в республике были созданы все условия. Правительство взялось за спорт, все видят работу министерства. Нынче каждый спортсмен - не только борец - понимает, что за свои усилия получит заслуженный кусок хлеба. Поэтому ребята рвутся в бой, знают, что страна их не забудет. - Прежде боролись за идею? - Можно и так сказать. Конечно, и тогда существовали поощрения, но они были совсем маленькими. Что поделать, всей стране было тяжело. Яблоня сама не вырастет, за ней нужно ухаживать, лишь тогда она принесет плоды. Заброшенное дерево не плодоносит. А раньше требовали результата, ничего для этого не сделав. - Считается, что большие деньги зачастую портят молодых людей… - Естественно. Многое, если не все, зависит от тренерского воспитания. Что до меня, никогда не имел привычки транжирить. Разве что в последнее время начал себя немножко баловать. Прекрасно знаю, как тяжело все это достается. Нас с братом растила мама. Когда она давала деньги на поездку, понимал: отдает последнее. Борьба - штука суровая. Сегодня ты можешь быть на коне, а завтра - под конем. Чуть поломался на тренировке - и все, практически никому не нужен. Поэтому нужно создать фундамент будущей жизни. Той, что начнется после спорта. - Нынешнюю борцовскую молодежь понимаете? - Недавно встретились с Муратом Кардановым, с которым в 2000 году оспаривали путевку в Сидней (те Игры завершились его триумфом. - Прим. Д.О.). Так он говорит: "Какой же ты был злой! Я посмотреть на тебя боялся". А сегодняшние молодые, есть такое ощущение, просто стоят и ждут, когда же мы уйдем. Сами не берут то, что нужно забрать. А я был по-спортивному наглый - и никого не ждал, лез вперед, пробивал себе дорогу. - Высоким статусом почетного гражданина Мордовии, как и вы, наделен экс-чемпион мира по профессиональному боксу в тяжелом весе Олег Маскаев. Какой он человек? - Общаемся редко, ведь я постоянно на сборах. Пересекались, например, когда он дрался в Саранске с каким-то американцем (речь идет о бое против Рича Боруффа, состоявшемся в марте 2009 года и завершившемся победой Маскаева нокаутом в первом раунде. - Прим. Д.О.). Олег прилетает в республику на торжественные мероприятия, там тоже видимся. Он открытый и вполне простой человек без какого-то налета звездности. Маскаев тоже достигал вершин трудом и потом. Нам, двум единоборцам, понять друг друга нетрудно. - Сколько раз на вашей памяти менялись правила греко-римской борьбы? - Разве ж сосчитаешь! Помню только, что за сезон после Игр в Афинах они поменялись трижды. На чемпионате России боролся по одним правилам, через полтора месяца на чемпионате Европы - по другим, а затем, на чемпионате мира, - по третьим! (Смеется.) Привыкать тяжело, чего уж там. Много талантливых борцов из-за этих постоянных перемен пострадало. В таких условиях спортсмен ниже тебя рангом при помощи судей может стать олимпийским чемпионом, как случилось с итальянцем Андреа Мингуцци в Пекине. Человек за всю Олимпиаду не сделал ни одного приема, а его взяли и вытянули за уши (полуфинальная схватка Мингуцци с боровшимся за Швецию Арой Абрахамяном ознаменовалась громким скандалом. По мнению подавляющего большинства экспертов и борцов, в том числе и Мишина, Абрахамян был безжалостно засужен. Шведский армянин в итоге завоевал бронзу, однако отказался от медали не церемонии награждения и был дисквалифицирован. - Прим. Д.О.). Вот во времена Сан Саныча Карелина боролись пять минут. Руки пожали - и кто кого. В Пекине раунд составлял минуту. Что можно сделать в стойке за столь малый период времени? Хорошо хоть сейчас сделали полторы минуты, это более-менее приемлемо. Меня засудили на двух чемпионатах мира. В финальной схватке Будапешта-2005 бросал и бросал Алима Селимова из Белоруссии, а победу в конечном итоге отдали ему. Я так толком и не понял, что судьи насчитали. А четвертьфинал Москвы-2010 помните? - Еще бы. - Что тогда судьи натворили! На протяжении всей схватки болгарина Христо Маринова приводили в чувство, чтоб не упал. Нехорошо это. Новые правила привели к тому, что на каждом углу ждет подвох. - Вы этого болгарина после схватки еще трусом назвали. - Он не то чтобы трус… Начинаем бороться, он сразу хватается за лицо - якобы нос ему разбил. Потом за губу хватается. На самом деле это была его стратегия, он так устраивал себе тридцатисекундную передышку. Отлынивал, отлынивал, симулировал, симулировал - и довел встречу до конца. Мы-то к другой борьбе привыкли. Когда у меня ключица чуть в сторону сошла, помощи не просил, понимал, что любая остановка - отдых для соперника. Признаться, до сих пор жду матч-реванш. В ноябре Москва принимала командный Кубок Европы. Надеялся на встречу с болгарами в финале, даже переживал за них в противостоянии с азербайджанцами. А они взяли и проиграли. Очень расстроился. - Попасть на болгарина и доказать, кто на самом деле сильнее, - отличный стимул для продолжения выступлений. - Да. С детства веду тетрадку, куда записываю всех соперников, кому когда-либо проигрывал. Всегда мечтал отомстить каждому. Сегодня цель номер один - болгарин Маринов. Зол я на него. - Важнейший момент вашей спортивной жизни? - Сам факт попадания в греко-римскую борьбу. В детстве в своей Рузаевке занимался сразу несколькими видами спорта, и вот однажды мой первый тренер Юрий Михайлович Кузин сказал: ты уж определись, футболистом, баскетболистом или борцом желаешь стать. Не знаю, кем сейчас являлся бы, если б не борьба. - В феврале вам стукнет тридцать три. Не пугает приближение возраста Христа? - Еще бы об этом поменьше напоминали! (Смеется.) Время от времени слышу на тренировках: побереги себя, отдохни. На самом же деле чувствую себя великолепно. Могу дать форму любому двадцатилетнему - и в кроссе, и в "физике". - Вы суеверный человек? - В меру. - Верите, что ваши две тройки принесут удачу в Лондоне? - Почему нет? Для начала нужно заслужить место в олимпийском составе, а там уже постараться сделать все возможное. Не исключено ведь, это вообще последняя для меня Олимпиада. - Михаил Мамиашвили боролся почти в вашей категории - до 82 килограммов. Вы по завершении карьеры хотели бы пойти по его стопам и стать спортивным чиновником? - Хочу возглавить одну из спортивных организаций в своей республике. Кто как не спортсмен изнутри знает все проблемы и способы их решения! Мечтаю быть полезным Мордовии и Приволжскому федеральному округу. Надеюсь, мой опыт поможет молодежи. 22 декабря даже защитил кандидатскую на тему подготовки юных спортсменов. - Алан Хугаев, ваш основной конкурент за место в сборной, - кто он для вас? - Есть еще Евгений Богомолов, другие ребята. На ковре, уж извините, каждый сам за себя. А на улице или в ресторане смеемся, шутим. Отношения нормальные, сопернические. Мы не враги, а конкуренты.