Александр Карелин начинать надо с элементарного Время новостей ..

После командной победы сборной Канады на домашней Олимпиаде в Ванкувере организаторы Игр не скрывали, что главным слагаемым успеха стала долгосрочная детально продуманная программа подготовки спортсменов, рассчитанная не на четыре года до старта Игр-2010, а на десятилетия; программа, охватывающая всю вертикаль, начиная от массового детского спорта.

До следующей зимней Олимпиады в Сочи-2014 остается не так много времени, а до летней в Лондоне-2012 в два раза меньше. Какова ситуация с детским спортом в России? На эту тему корреспондент «Времени новостей» Ольга ЕРМОЛИНА побеседовала с депутатом Госдумы РФ, трехкратным олимпийским чемпионом по греко-римской борьбе Александром КАРЕЛИНЫМ.

-- Который год с высоких трибун ведутся разговоры о том, что необходимо развивать массовый детский спорт, что именно он является фундаментом той пирамиды, которую венчают олимпийцы. Но на практике выходит, что спорт высших достижений и детский вращаются на разных орбитах, которые, похоже, нигде не пересекаются. Вы согласны?

-- Отчасти. Перекос есть. Он очевиден, потому что мы оказались на распутье. Централизованной подготовки, какая существовала в советские времена -- от дворового спорта до олимпийской сборной, уже не стало, а «университетская модель» еще не состоялась. Это как в той истории, когда прохожему свалился на голову кирпич, и он заговорил по-английски. Так и мы, английский не выучили, а русский стали забывать.

Понятно, что сегодня мы много говорим о зимних Играх в Сочи, потому что для России -- это планетарного масштаба проект, возможность показать себя, страну. Но о ближайших Играх в Лондоне, к которым в некоторых видах спорта готовимся не столь интенсивно, сколько судорожно, вспоминаем лишь тогда, когда собирается штаб по контролю за подготовкой к Олимпиаде. Даже сама формулировка «штаб по контролю» не совсем типична для спорта, тем более для спортивной державы с победными претензиями, которые у нас существовали с советских времен.

В одночасье трудно все расставить по местам. То, что происходило в нашей стране в последние десятилетия, не могло не отразиться на спорте, в частности на детском. Мы разорвали преемственность между начальной и дальнейшей селекцией. Я даже не имею в виду Спартакиады школьников, а обычные уроки физкультуры и так называемый дворовый спорт. Там, где ребята получают первоначальные навыки, где существуют даже не секции по видам спорта, а просто группы организованного досуга со спортивным оттенком. Где можно проявить свои двигательные возможности -- погонять мячик, повисеть на турнике или полазать по шведской стенке. Именно с этого сегодня надо начинать. А эта проблема упирается в комплексную застройку городов.

Где-то удается ее решить. Пример -- Казань. Поэтому они так рьяно и взялись за Универсиаду. Посмотрите, какая там университетская база. Даже баскетбольный УНИКС играет во дворце, который числится за вузом.

-- Несколько лет назад была принята федеральная целевая программа до 2015 года, где речь шла о строительстве спортивных баз и объектов. Дала ли она ожидаемый эффект?

-- Не так давно у нас в Новосибирской области я побывал в райцентре Сузун, где закладывали бассейн. Не элитарный фитнес-центр, и не на центральной площади поселка. А обычный бассейн для занятий физкультурой на территории школы. Этот объект как раз и строится в рамках целевой программы. Строится в Сибири, где полгода зима и короткое лето. Я не представляю, что еще 20 лет назад такое было бы возможно, если это не колхоз-миллионер. Так что программа работает, несмотря на сложности с управлением объектами, передачей муниципальной и федеральной собственности.

Или другой пример. В Томске я побывал на открытии спортивного зала. Школе 100 лет исполнилось. Одна из первых в городе, в обычном микрорайоне. Вот к этой школе, рассчитанной на 200 учеников, но где в две смены учится 400, на 101-м году существования пристроили спортзал, с раздевалками, душевыми, подсобными помещениями. Да еще с огороженной спортивной площадкой, маленьким стадионом, который только смогли уместить. Это та же программа. Другое дело, что недостаток таких спортивных объектов очень велик. И даже те, что запланировано построить, проблемы не решат. Но начинать с чего-то нужно.

-- Вы упомянули об Универсиаде в Казани, в связи с которой появился новый посыл -- развивать студенческий спорт. Но в отличие от США и других стран, откуда ему взяться в России? Понятно, что за университетскую команду будут выступать спортсмены молодежной сборной России, но это не значит, что в том вузе, где они учатся, спорт вообще существует.

-- В СССР была подобная практика, и я был частью этой системы. Чтобы бумажные цифры соответствовали реальности, надо менять ситуацию. В первую очередь думать не о самоокупаемости спортивных объектов, а о наполняемости. Сделать так, чтобы заниматься спортом было модно, хотя мне больше нравится слово «почетно». Если ты занимаешься спортом, значит, не такой как все, ты лучший, потому что у тебя есть рвение, воля.

До тех пор, пока таких изменений не произойдет, обладать модным сотовым телефоном будет почетнее, чем 20 раз подтянуться на турнике.

-- У вас есть свое видение условной вертикали, на чем должна основываться система детского спорта в России?

-- Мне вообще не нравится слово «вертикаль». По большому счету не нужно ничего изобретать, все это наработано и, более того, опробовано на практике. Начинать надо с элементарного -- постоянно действующих школьных Спартакиад с фестивальным форматом. От бросания мячиков в лунку и заканчивая соревнованиями по видам спорта. Главное, чтобы это было не для галочки и продолжалось круглый год. Есть снег -- бегаем на лыжах, нет -- в мешках. Обязательные условия -- интерес и соревновательность. Вот когда эти спортивные показатели, наряду с другими, будут идти директорам школ в зачет, многое сдвинется.

Много лет назад доктор биологических наук, педагог, специалист в области физкультуры Вадим Константинович Бальсевич разработал великолепную методику спортивной подготовки. И в Новом Уренгое ее применили на практике. В муниципальной гимназии с гуманитарным уклоном. Создали такие условия для занятий спортом, которым могла бы позавидовать даже детская спортивная школа. Начиная от дневников самоконтроля, где прописаны антропометрические данные учеников, сданные нормативы, меняющиеся показатели, и заканчивая классами лечебной физкультуры и 11 спортивными кружками.

Все просто: хотите, чтобы ребенок справлялся с учебной программой, развивайте его физически. На одном из Госсоветов по спорту я предложил присутствующим ознакомиться с методикой Бальсевича, но никто не заинтересовался.

-- Возможно, потому, что многие педагоги относятся к спортсменам по принципу: сила есть -- ума не надо?

-- Несколько лет назад учителем года в Новосибирске стал преподаватель физкультуры. Для многих его коллег само участие этого парня в конкурсе явилось откровением. Да что он, собственно, такое преподает? А молодой преподаватель был лидером для ребят, авторитетом, душой школы. Добился того, чтобы его ученики стали не только крепкими, но и более внимательными, дисциплинированными на уроках, и, как следствие, выросла успеваемость по остальным предметам.

Еще древние говорили, что в здоровом теле -- здоровый дух, и я не вижу, в этом противоречия. Но посмотрите, что происходит сейчас. С одной стороны, мы жалуемся, что дети перегружены учебой. С другой -- сетуем, что выросло число подростков с вредными привычками. Почему? Потому что зачастую в своих поселках и городках им после занятий, кроме улицы, некуда податься. А что такое улица? Неконтролируемый досуг, который они сами себе организуют. Много у нас школ, которые, как добротные мануфактуры, работают с восьми до восьми? Хотя раз пятьсот говорилось о том, что именно школы должны стать центрами досуга для учащихся.

-- Не могут или не хотят?

-- Чаще всего не хотят. Некоторое время назад на должность преподавателя физкультуры директор первой гимназии Новосибирска пригласил известного тренера по спортивной ходьбе, подготовившего олимпийских чемпионов, чемпионов мира, Виктора Ивановича Швецова. И тот согласился, стал работать в школе, невзирая на прошлые заслуги и титулы. Подход к урокам физкультуры изменился в корне. Но весь парадокс в том, что в этой гимназии нет даже современного спортивного зала. Асфальтированный плац и полуподвальное помещение с тренажерами и теннисными столами... Зала нет, а спорт есть. И самое главное, появилась привычка приходить на тренировки.

-- Зарубежная университетская модель предполагает равные стартовые условия для занятий спортом, а в нашей стране все встало на коммерческие рельсы. Захочет мальчишка из малообеспеченной семьи заняться хоккеем, а ему в ответ: «Форма, клюшка есть? Тогда до свидания».

-- Тогда надо выбирать такой вид спорта, где дорогостоящая экипировка не нужна. Пойти и записаться в бокс, борьбу, получить там первоначальные навыки. А через какое-то время заглянуть к хоккейному тренеру и сказать, что я ваших ребят и без формы обгоню, как нечего делать. Это тоже разговор. Есть желание -- результат придет.

Но есть и другие истории. Многие мои друзья водят своих детей на теннис, хоккей, и это превращается в жертвенность. Родители сами становятся заложниками ситуации, потому что хотят больше, чем их отпрыски. А заканчивается все одним махом. После нескольких лет таких страданий сын или дочь заявляют, что спорт надоел и видят они себя в другом. Кого винить? Государство? Но проблемы-то не в тренере, не в отсутствии условий или средств для занятий. Это проблема внутри семьи, проблема воспитания, поэтому я и не приемлю слово «вертикаль». Начинать надо с себя.

Помните, как в «Нахаленке» герой заявляет: «Дед, зубы выпадут, я тебе жевать не буду». «Да нет, сынок, -- мечтаем мы, родители, -- ты должен быть сильным, потому что, когда я стану стареньким, ты поддержишь меня за локоток». Вот отсюда все идет. Но зачастую в последнее время приходится сталкиваться с другим: «Пропишите меня в бабушкину квартиру, а после ее смерти я стану обладателем жилплощади».

-- Почти два десятка лет вы проводите международный детский турнир по греко-римской борьбе на призы Карелина. Есть уверенность, что это не напрасно?

-- Я бы давно свернул эту лавочку, потому что не люблю быть на виду, раздавать свои фотографии, автографы... Но я не могу этим не заниматься, потому что, как бы это ни показалось кому-то пафосным, должен отдать долг своему виду спорта, которому я обязан всем. Не хочу, чтобы после Мамиашвили, Карданова, Игнатенко, Догучиева, Карелина и многих других борьба в России закончилась. Должна быть связь, преемственность поколений. У нас девиз турнира «Сила традиций», и каждый год мы представляем свое оригинальное видение этого простого словосочетания. В нынешнем году мы посвящаем турнир 65-летию Великой Победы. Борцы тоже воевали на фронте. Это победители Олимпийских игр Яков Пункин, Анатолий Парфенов, чемпион мира Александр Мазур, неоднократный призер чемпионатов СССР, актер Алексей Ванин, которые, как и многие другие атлеты, выдержали тяжелые испытания войной, а, вернувшись с фронта, многого добились.

Во время турниров, которые проводятся в разных городах Сибири, ко мне нередко подходят молодые парни и говорят, что боролись на этих соревнованиях 10, 15 лет назад. Что никакого места не заняли тогда, но заниматься борьбой не бросили. А в конце беседы задают один и тот же вопрос, могут ли они, не завоевавшие чемпионских званий, причислить себя к борцовской семье, называться борцами? Ради таких встреч и надо проводить турнир.

Если 15--16-летние ребята, приехавшие соревноваться, еще на три-четыре года останутся в борьбе и за это время станут более подготовленными, сориентированными к взрослой жизни, то все не напрасно.

В октябре в Томске пройдет 19-й турнир. 250 спортсменов, 500 участников детских творческих коллективов, которые выступят на открытии и закрытии соревнований. Добавьте к этому их ровесников -- зрителей в зале. Это же огромный педагогический эффект! Возможно, что я сложно к этому отношусь, но мне кажется, что детям очень важно чувствовать себя частью чего-то большого. Осознать, что они могут стать лучше, а лучше -- это не значит быть ненормальным, что зачастую тиражируется сейчас.

И если после этих соревнований кто-то из подростков придет в борцовский зал и моя карточка заменит ему пачку сигарет, это будет самым важным итогом. Знаете, что нередко сдают в качестве ценных вещей мальчишки, пришедшие к нам? Снимают с шеи ключи от квартиры на веревочке и вытаскивают из кармана пачку сигарет без фильтра. Это их главные ценности. А потом на вопрос, почему хочешь заняться борьбой, отвечают, что хотят стать олимпийскими чемпионами по борьбе на матах. Многие из них даже не знают, что борцы борются на коврах, но главное не это, а стремление что-то изменить в своей жизни.