Александр Карелин cборная Ирана демонстрировала авантюрную борьбу однако их уровень физической готовности позволял вести схватки с позиции силы СП ..

Как говорят люди, хорошо знающие Александра Карелина, этот человек, несмотря на свои многочисленные титулы, звания и награды, так в душе и остался скромным долговязым юношей, который когда-то встретил на своем жизненном пути великолепного специалиста Виктора Кузнецова, открывшего ему мир греко-римской борьбы. И действительно, в нем нет ни капли снобизма, которым щеголяют некоторые ныне именитые представители иных видов спорта, в своей жизни не сделавшие и половины того, чего достиг трехкратный олимпийский чемпион. Вот и на недавнем розыгрыше Кубка мира в Минске добродушный гигант с удовольствием реагировал на просьбы болельщиков сфотографироваться на память или подарить автограф. Живо интересовался успехами в спорте и учебе у парнишек, которые вряд ли видели именитого «классика» на ковре. Не отказался легендарный спортсмен ответить и на вопросы корреспондента «СП». — Александр Александрович, понравилось ли вам в Минске? — В вашем городе чувствую себя очень комфортно. Рад, что столице Беларуси удалось получить право провести столь престижные соревнования, как Кубок мира. Несмотря на то что на улице морозно, мерзнуть было некогда. Согревала та прекрасная атмосфера, которая царила на турнире. Визит в столицу Беларуси стал отличным поводом, чтобы повидаться со многими друзьями и знакомыми, которые здесь живут. В перерывах между соревнованиями с удовольствием сыграли с нашими коллегами из Беларуси в борцовский баскетбол. Так что было весело. — В 1998 году на коврах Дворца спорта вы выиграли десятый титул чемпиона Европы. Остались какие-то воспоминания о том успехе? — Конечно, но с Минском у меня связано и много других приятных воспоминаний. Сами понимаете, ведь на турниры в столицу Беларуси приезжал не раз. Тут и на Спартакиаде народов СССР выступал. В основном память хранит моменты, связанные с какими-то встречами вне ковра. В частности, помню, словно это было вчера, как познакомился с великим атлетом из Киева, ныне, к сожалению, уже покойным Александром Колчинским. О киевлянине на тот момент много читал, слышал невероятные рассказы атлетов старшего поколения и очень хотел с ним познакомиться. Мечта стала явью в белорусской столице. В одном из коридоров Дворца спорта случайно столкнулся с ним лицом к лицу. Познакомились, разговорились и очень тепло пообщались на разные темы. После той беседы, казалось, был самым счастливым человеком в мире. — То, как боролись команды, похоже, вас не оставило равнодушным? — Действительно, было любопытно, как пройдет старт этого года, ведь раньше участники Кубка мира отбирались по несколько иной формуле. Интересно было посмотреть, как будут сражаться десять лучших дружин планеты. Честно говоря, то, что увидел, порадовало глаз, новый подход международной федерации безусловно оправдал себя. — Что скажете об уровне организации? — За исключением некоторых деталей, связанных с техническими решениями на церемонии открытия, все остальное просто замечательно. Впрочем, даже эти мелочи общего впечатления не испортили. Просто я уже который год вместе с командой единомышленников работаю над организацией турнира на свои призы и к таким вещам отношусь с особым вниманием. Оформление зала, организация работы соответствующих служб — на высоком уровне. — Что скажете о публике, пришедшей поддержать спортсменов? — Откровенно говоря, очень порадовался, что на вечерней части соревнований как в первый, так и во второй день турнира свободных мест в зале практически не было. Многолюдно во Дворце спорта было и с утра. Приятно, что в Беларуси по-прежнему любят единоборства. Особенно воодушевил тот факт, что пришли посмотреть на борьбу молодежь и ребятишки. Отнюдь не лукавлю, когда говорю о том, что это главная часть той публики, которая явилась поддержать спортсменов. Самое основное, что ребята имеют возможность оценить красоту и мужественность древнего вида спорта и укрепиться в своем желании заниматься греко-римской борьбой. — Оцените действия на ковре сборной Беларуси. — Что касается представителей хозяев состязаний, то, откровенно говоря, очень жаль, что ваши спортсмены не смогли выиграть подгруппу и выйти в главный финал соревнований. Но ведь нужно учитывать уровень соперников, которые очень сильны. Белорусская команда оставила хорошее впечатление своей заряженностью на борьбу и желанием победить. Тут не нужно говорить о каких-то хрестоматийных истинах, но тем не менее ваши парни бились в своих поединках все как один. Правда, скамейка запасных у вас не такая длинная. Но очевидно, что руководство федерации и тренерский штаб национальной команды идут в правильном направлении. — Какие еще команды вам пришлись по сердцу? — Как вы сами понимаете, мое сердце отдано сборной России. Естественно, приехал поддерживать именно эту дружину. Турецкая и армянская дружины, по всей видимости, привезли составы с прицелом на перспективу, хотя в их числе также есть талантливые атлеты. Очень самобытная команда у сборной Кореи. Конечно, большинству борцов из этой страны не хватает практических навыков, но кондиции они демонстрируют замечательные. И, конечно же, очень понравилась дружина Ирана. — Чем так удивили потомки персов? — Я бы не сказал, что удивили, скорее порадовали. Сборная с берегов Персидского залива демонстрировала авантюрную борьбу в части трактовки каких-то тактических проявлений, однако их уровень физической готовности позволяет им вести схватки с позиции силы. Такое отношение к построению сюжета поединка меня, безусловно, подкупает. Понимаете, мне нравится, что иранцы разрушают постулат о том, что главное для достижения успеха — вначале защититься в партере, а затем, если повезет, кое-как «ковырнуть» пару баллов. Уверен, они в пылу борьбы вряд ли думают о варианте со жребием, не глядят на то, как ляжет «фишка». Они правильно делают, что не играют на шансах. Ведь наш вид спорта не рулетка. Благодаря такому отношению к древнему единоборству назвал бы их главным украшением соревнований. — То есть вы считаете, что многочисленные изменения в правилах своей цели — сделать борьбу приятной глазу простых болельщиков — не достигли? — Будем говорить откровенно: они уже лучше, чем те, которые были ранее, но как зрителю они мне все равно не нравятся. К сожалению, на сегодняшний день сложилась не самая лучшая ситуация. Борьбы как таковой не видно. Нет былого нерва, экспрессии, чувства сквозного, слитного противостояния. Вместо него сплошное позиционное стояние. К тому же слишком много места в восприятии того, что происходит на ковре, занимают судьи, от которых сейчас зависит слишком многое. — Но ведь существует точка зрения, что сейчас интересно наблюдать за тактическими действиями спортсменов. — Но ведь публику, которая разбирается в борьбе, всегда интересовало иное. И это сейчас исчезло. Визитной карточкой «классики» были мощь атлетов и красота амплитудных приемов. Сейчас же технические действия, которые борцы выполняют в стойке, можно пересчитать по пальцам. И, как мне кажется, это, конечно же, потеря для нашего вида спорта. — Может быть, для популяризации стоит взять на вооружение пример японцев, которые во времена становления дзюдо как вида спорта активно дарили кимоно, татами, снимали фильмы о мастерах этого единоборства и в итоге потеснили «классику», когда-то безраздельно гоподствовавшую в тех же европейских цирках… — Насчет цирковой борьбы это вы хватанули, конечно. В те времена борьба была очень популярна и соревнования проходили на переполненных до отказа аренах. Но нужно учитывать, что тогда были другие истории, совсем иные, нежели сейчас, закрытые коммуникативные возможности. В то же самое время, согласен, для популяризации нашего древнего вида единоборств делается очень мало. — Еще одна параллель с дзюдо. Этот вид спорта крайне консервативен. Порой на поединках заснуть можно. Но никто не говорит о том, что он малопривлекателен… — Когда пытаешься кому-то понравиться, теряешь больше, чем в итоге удается приобрести. Если не ошибаюсь, за последние 30 лет в борьбе правила поменялись 28 раз. Кардинально и не очень. Мы попытались паясничать, одели судей в форму. Считаю, что от их статичности борьба также многое потеряла. Потому что в галстуке и брюках порой тяжело успевать за событиями на ковре. Понятно, что условия сейчас диктуют СМИ, но все же ради того, чтобы кому-то понравиться, мы не должны организовывать эту чехарду. Для начала нужно сделать так, чтобы болельщики со стажем не удивлялись тому, что происходит на ковре, и почему тот или иной спортсмен получил балл. Все ведь зависит от нашего присутствия, насколько мы будем интересны людям. Появится и прайм-тайм, и реклама, и многое другое. Возрастет популярность атлетов, вырастут и их гонорары. — Многие говорят о том, что борьба — вид спорта непривлекательный… — Нас пытаются к этому приучить. Но зачем и кому это нужно, непонятно. Чтобы опровергнуть это утверждение, достаточно одного примера. Мы проводим турниры в Сибири, где на состязаниях юношей 15 — 16 лет у нас все три дня трибуны буквально не могут вместить всех желающих. А ведь это еще не мастера, а обыкновенные пацаны. — Ваше пожелание тем, кто хочет связать свою жизнь с греко-римской борьбой. — Позвольте процитировать очень неглупого человека: «Все думают, что слышно хор. Я же предпочитаю слышать солистов». Хотите быть, как все — это одна история. Если нет, то совсем другая. Самое главное, что даст вам древнее единоборство, это возможность почувствовать себя принадлежащим к глобальной борцовской семье. Даже если вы не станете чемпионами, навыки, обретенные на ковре, все равно пригодятся. Наш вид спорта — это прежде всего упорство и титанический труд. Не нужно думать, что результат упадет на вас, словно яблоко или другой созревший плод. Не отказывайтесь от своих возможностей. Если хотите побеждать, то совет прост: доверяй тренеру, не жалей себя и не стесняйся быть лучшим. Так что если есть желание, приходите в зал и берите свой шанс. Поверьте, поднять его с ковра куда проще, чем с асфальта.