Алан Дудаев и Махач Муртазалиев первое золото по новым правилам СпортЭкспресс ..



В первый день чемпионата мира российские борцы Алан Дудаев и Махач Муртазалиев стали обладателями золотых медалей в весовых категориях до 60 и до 66 кг.

Борцовские чемпионаты собирают самых разных болельщиков. Суть спорта здесь обнажена до предела: двое соперников и ковер. Как бы ни менялись правила поединка, кульминацией остается момент, когда судья поднимает руку сильнейшего.

Ну а поскольку поединков на пути к финалу у каждого спортсмена несколько, то и желающих увидеть, как твой борец, пусть даже и не став чемпионом, проявит себя в этой мужской мясорубке, всегда находится с избытком. С одним из таких болельщиков - главой муниципального образования Цумадинского района Дагестана Магомедом Гаджидибировым - я познакомилась за день до начала соревнований. Он приехал в Будапешт болеть за Махача Муртазалиева и Сажида Сажидова. Не просто земляков, а людей, которые, в его представлении, просто обязаны продолжить традиции великих предшественников - чемпиона и серебряного призера Игр в Сиднее Сагида Муртазалиева и Арсена Гитинова.

- Цум по-аварски означает «орел», - рассказывал мне Гаджидибиров по дороге на стадион. - Значит, наш район - орлиный. Поэтому, наверное, там так часто рождаются выдающиеся борцы. Вы уж напишите о наших парнях. Обещаю, они заслужат это!

Новые правила, вошедшие в силу после Олимпийских игр в Афинах, взбудоражили борцовский мир. Взять хотя бы тот пункт, что отныне призерам вручается не три медали, а четыре - золото, серебро и две бронзы. Причем сражаются за бронзовые награды не только те, кто проиграл в полуфинале, но и уступившие финалистам в предварительных поединках.

Правда, бронза всегда интересовала Россию разве что как уж совсем утешительный приз. Такова психология наших борцов, которая вырабатывалась десятилетиями. Слова «любая медаль почетна» хотя и встречаются в обиходе, но нет человека, который в глубине души не понимал бы, что это совсем не так.

Задуматься об этом в очередной раз мне пришлось, кстати, даже не в Будапеште, а в самолете, направлявшемся в венгерскую столицу. Моим соседом оказался Теймураз Таймазов - олимпийский чемпион Атланты в тяжелой атлетике. В Будапешт он летел как болельщик переживать за младшего брата Артура, который, выступая за Узбекистан, стал чемпионом по вольной борьбе на Играх в Афинах. Слушая Теймураза, я вспоминала один момент Олимпиады-96: финал турнира штангистов в тяжелой категории, обессиленный горечью поражения россиянин Сергей Сырцов, проигравший Таймазову в споре за золото, и слова чемпиона, сказанные сопернику в совершенно искреннем душевном порыве на пресс-конференции: «Серега, как я тебя понимаю! Это такое несчастье - серебряная медаль...»

Российские тренеры осторожничали в прогнозах на понедельник. Даже в отношении Муртазалиева. Хотя в разговорах то и дело проскакивало: «Махач готов бороться за победу. Слишком долго шел к этому». Шансы Алана Дудаева оценивались скромнее: «Хорошо, если будет медаль». Но так получилось, что первое золото России принес именно он.

В олимпийском сезоне Дудаев стал вторым на чемпионате Европы. Поражения на континентальном уровне в отечественной борьбе всегда воспринимали не очень одобрительно (в силу все тех же победных традиций страны), но в России на тот момент в категории Дудаева не было соперников, способных помешать ему попасть в олимпийскую сборную и поехать в Афины. Однако произошло непредвиденное. В борьбу, и именно в дудаевскую категорию, вернулся совсем было ушедший после олимпийской победы в Сиднее Мурад Умаханов. И выиграл отборочный чемпионат страны.

- Если бы Дудаев стал в том сезоне чемпионом Европы, он стопроцентно поехал бы в Афины, - рассказывал мне главный тренер наших вольников Дзамболат Тедеев. - Но он проиграл. И даже несмотря на это, мы долго не могли решить, кому из двух борцов отдать предпочтение. Всерьез рассчитывать на Умаханова мешало то, что он не выступал три с половиной года. С другой стороны, у нас не было никакого морального права не доверять олимпийскому чемпиону, который к тому же выиграл отбор.

Дальнейшие события показали, что опасения Тедеева были резонны. Готовности Умаханова оказалось недостаточно, для того чтобы сражаться в Афинах за медали. Но и на Дудаева многие стали смотреть как на отработанный материал. Олимпийский сезон сломал его психологически. Главной причиной всех неудач тогда стала банальная сгонка веса. Непосредственно перед чемпионатом Европы Алану пришлось избавиться от девяти килограммов, а это не только мучительно физически, но и страшно бьет по нервной системе. Особенно в легких весах. И весь год пошел наперекосяк.

Зато этот сезон получился совсем иным. С Дудаевым много работал психолог, сумевший вернуть парню уверенность в своих силах. Не было проблем и со сгонкой: к моменту начала чемпионата мира лишними у борца оказались какие-то полтора килограмма, которые быстро ушли. Так же быстро он восстановился, когда процедура медицинского контроля была позади. И совершенно уверенно дошел до финала, где его соперником оказался олимпийский чемпион кубинец Яндро Кинтана.

С ним у Дудаева в этом году был интересный поединок. На турнире памяти Ивана Ярыгина Кинтана выглядел куда сильнее соперников. Выйдя на Дудаева в финале, кубинец явно намеревался решить исход схватки в свою пользу малой кровью. Дождавшись, когда период закончился с нулевым счетом и соперников, согласно правилам, поставили в захват, Кинтана поднял Дудаева за ногу, дотащил до края ковра и швырнул на пол. Естественно, ему немедленно должны были присудить победу. Но вышло так, что в своем людоедском порыве кубинец потерял бдительность и чуть-чуть заступил за ограничительную красную черту. И балл, а заодно и победу, получил Дудаев.

Новые правила, кстати, вызывают больше всего нареканий у борцов со стажем. Помнящих те времена, когда поединок шел 6 минут. Так было еще в Атланте. Схватки сильнейших в гораздо большей степени требовали владения техническими приемами, выносливости, крепких нервов. И отличались, особенно в легких категориях, огромным разнообразием бросков. Сейчас приоритеты поменялись. Самый простой способ заработать балл - вытолкнуть соперника за пределы ковра. Олимпийский чемпион Анатолий Белоглазов, отвечающий за подготовку молодежной команды, заметил, что это сказалось на самой методике. Тренеры теперь стремятся находить не столько талантливых, сколько физически мощных спортсменов. Благодаря именно этим качествам на чемпионате Европы в Париже призерами стали два француза, которые до этого не попали в двадцатку лучших на мировом первенстве.

Такими же методами пытался действовать против Дудаева и кубинец. Но фокус не удался. Даже когда Кинтана сравнял счет во втором двухминутном периоде и поединок продолжился, было очевидно, что уверенность и способность контролировать ситуацию на ковре не покидают российского спортсмена ни на миг.

Путь к золоту Муртазалиева тоже получился негладким. За год до Игр в Афинах его послужной список украшала лишь победа на юниорском мировом первенстве. Во взрослой сборной лидером был чемпион мира и Европы Ирбек Фарниев. Однако отбор в олимпийскую команду на Турнире Ярыгина Фарниев проиграл. Муртазалиев поехал на чемпионат Европы в Анкару и, к изумлению присутствовавших, победил и там. Причем в финале одолел трехкратного чемпиона мира, олимпийского чемпиона и брата нынешнего главного тренера российской сборной Эльбруса Тедеева. Затем Махач стал первым на чемпионате России-2004, благодаря чему окончательно забронировал себе билет в Афины. Был готов, по мнению тренеров, бороться за золото и там, но не хватило опыта. Точнее, психологической готовности к мысли, что олимпийское золото совершенно реально. В итоге Муртазалиев вернулся из Греции с бронзой, что для дебютанта, естественно, было определенным успехом.

Но самое главное заключалось, пожалуй, в том, что из Афин Махач вернулся другим человеком. Пройти Олимпийские игры - это все равно, что пройти войну. Возможно, у прочих претендентов на победу в Будапеште в категории до 66 кг и были свои соображения по поводу высшего титула. После Игр-2004 Муртазалиев из-за операции на мениске пропустил полгода тренировок, и хотя и выиграл российский чемпионат все у того же Фарниева, в Будапеште должен был столкнуться с очень жестким сопротивлением трехкратного чемпиона мира болгарина Серафима Барзакова.

Так и получилось. В финале. С той лишь разницей, что скорее Барзаков попал под россиянина, как под танк. И не было, наверное, лучшей иллюстрации к первому дню чемпионата, чем борец в синем трико, по-орлиному раскинувший руки навстречу бегущим к нему тренерам, и его седой земляк из Дагестана, танцующий на трибуне с видеокамерой в руках.